Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






18 декабря 2014 (четверг) № 50 (12605)
ГлавнаяНовости

Чтобы знали и помнили

НовостиРазное

Продолжение.

Его направляли в Заславль, а он оказался в Минске

"Подполье чего–либо стоит, если оно связано с Большой землей, нуждами фронта". Это выражение взято из документов Великой Отечественной войны. Оно полностью относится и к событиям антифашистского движения в белорусской столице. Учитывая это, хотелось бы несколько слов сказать об особенностях формирования в городе руководящего центра минских подпольщиков, без которого они не смогли бы выполнить ни одной своей задачи. Такая роль в соответствии с тогдашней политической системой возлагалась на Минский подпольный горком Компартии Белоруссии.

В некоторых изданиях, выступлениях отдельных политических и государственных деятелей БССР можно прочесть высказывания о стихийном характере складывания Минского политического антиоккупационного сопротивления. Это — полуправда. Происходившее в Минске являлось результатом действий не только "снизу", но и "сверху". Эту работу "сверху" вместе со своими соратниками проводил уполномоченный ЦК КП(б)Б по осуществлению подпольной деятельности на оккупированной территории Белоруссии, бывший секретарь Заславского РК КП(б)Б Иван Кириллович Ковалев. Для более эффективного выполнения возложенных на него обязанностей и подтверждения своего статуса среди минских подпольщиков он имел соответствующий документ, выданный ему в июле 1941 г. в Лиозно, на семинаре руководителей РК КП(б)Б первым секретарем ЦК КП(б)Б П.К. Пономаренко и подписанный вторым секретарем ЦК В.Г. Ванеевым.

Необходимо отметить и следующее. Ковалеву принадлежит не только важная заслуга в создании осенью 1941 г. Минского подпольного ГК КП(б)Б, но и значительный вклад в установление связи между ГК и стихийно возникавшими в разных местах белорусской столицы подпольными группами и организациями.



И.К. Ковалев родился 12 июня 1906 г. в деревне Бабичи Бабичского сельсовета Светиловичского (ныне Чечерского) района Гомельской области в крестьянской семье. Трудовую закалку получил в Донбассе в Украине, работая там с 1924 по 1928 годы шахтером–забойщиком. На конец 20–х годов приходится его первое обстоятельное знакомство с Минском. Здесь он служил в Красной Армии, в артиллерийском полку, вступил в члены партии, окончил Высшую республиканскую сельскохозяйственную школу им. В.И. Ленина. По окончании ее (1938 г.) был направлен на работу в Заславль, где трудился заместителем директора местной МТС, директором, а затем третьим секретарем Заславского РК КП(б)Б.

В соответствии с директивой ЦК КП(б)Б от 30.06.1941 г. по вопросам организации подпольных партийных органов он должен был создавать нелегальные комитеты по месту своей прежней работы — в Заславле. Но решив, что там, имея большое число знакомых, он будет в течение короткого времени арестован, поменял вектор своих усилий на Минск. Так стал творцом своей будущей судьбы. Впоследствии никто ни в ЦК КП(б)Б, ни в правительстве БССР не осудил этого человека за самоличное изменение установки, данной ему ЦК на семинаре районных партийных работников. Никаких противоречий по этому вопросу не было и у минчан, становившихся под его руководством на путь смертельно опасной борьбы с жестоким и коварным врагом.

Одна проблема, правда, имела место. Москва (П.К. Пономаренко) летом 1942 года потребовала от Минского подпольного обкома партии (В.И. Козлов), ряда партизанских отрядов и бригад дополнительной проверки, тот ли это Ковалев, которого ЦК в свое время направлял в тыл врага. Полученный ответ был положительным. Выражением этого стало внесение в так называемую "номенклатуру работников ЦК ВКП(б)" против фамилии И.К. Ковалева следующей записи: "И.К. Ковалев... на подпольной работе". Постепенно о Ковалеве в 42–м как об организаторе и руководителе Минского подполья, основываясь на документальных данных, были осведомлены: Центральный штаб партизанского движения и ЦК КП(б)Б (П.К. Пономаренко), Белорусский штаб партизанского движения (П.З. Калинин), Минский подпольный обком КП(б)Б (В.И. Козлов), Минский легальный обком КП(б)Б на базе штаба Западного фронта (И.Ф. Климов), Особый отдел НКВД штаба Западного фронта (Л.Ф. Цанава).

Публикуемые материалы показывают закономерный характер превращения происходившего в Минске в фактор освободительной борьбы не только в столице, но и в Минской, Барановичской и других областях. Из них также видно: антиоккупационное сопротивление имело свои примечательные особенности, заключавшиеся прежде всего в том, что его руководящий центр — Минский ГК КП(б)Б — был создан не за пределами города, где–то в лесу или на базе партизанского отряда, а внутри белорусской столицы. Подобный случай зарегистрирован только в Гомеле. Но минские подпольщики кроме этого издавали в городе на белорусском языке и свою подпольную газету — "Звязду".

Для более четкого и ясного понимания военной истории минчан, новых публикаций называем фамилии всех членов Минского подпольного ГК КП(б)Б за 1941—1942 годы, установленных по итогам кропотливой аналитической работы с документами более чем 15 архивных учреждений не только Беларуси, но и других государств, в том числе и Германии. Это: И.К. Ковалев — секретарь; И.П. Казинец, К.Д. Григорьев, В.С. Жудро, С.И. Заяц, Д.А. Короткевич, А.Л. Котиков, В.К. Никифоров, В.С. Омельянюк, Г.М. Семенов, С.И. Рогов, К.И. Хмелевский — члены ГК. Более конкретные данные о судьбах этих людей — в следующих публикациях.

Евгений Барановский, ученый секретарь Национального архива Беларуси, кандидат исторических наук.

Р.S. В связи с телефонным звонком одного из читателей "Вечернего Минска" по поводу административно–территориального деления Минска до войны сообщаем, что комиссии по изучению военной истории минчан исходили из сегодняшнего административно–территориального деления белорусской столицы. Это значит, расположение подпольных групп и организаций дано в газете по существующему в настоящее время устройству города.

Ковалев называл себя агрономом

(Из беседы ответственного работника Белорусского штаба партизанского движения И.С.Кравченко с минским подпольщиком Будаевым Иосифом Дмитриевичем (подпольный псевдоним "Буров") от 5.01.1943 г.).

Кравченко: — Когда возник Ворошиловский райком партии [г.Минска] и каков был состав активных работников этого комитета?

Будаев: — Возник Ворошиловский райком партии в июле 1942 года. Секретарем Ворошиловского райкома партии был Шугаев Николай по кличке Гурский. Тов. Шугаев — бывший работник политотдела МТС Любанского района, затем работал в ЦК КП(б)Б, кем он там работал — не знаю. После ЦК работал в Наркомтопе БССР, в 1939—1940 гг. в должности секретаря парткома и зав. отделом кадров, где я с Шугаевым и познакомился, а также работал нач. отдела капстроительства Наркомтопа. Позже т. Шугаев из Наркомтопа был командирован в Лиду на должность начальника строительства торфзаводов Лидского района. Я с тов. Шугаевым встретился в августе 1941 года на бирже труда, где проходили вместе регистрацию. До райкома партии он работал в диверсионной группе. В марте 1942 года Ковалевым было поручено Шугаеву организовать диверсионную группу, что было сделано на моей квартире — Подлесная, 38, кв. 3, гор. Минск, где присутствовал Рогов. В эту группу вошли следующие: Арндт Александр, Хоткевич Петр, Плешков Владимир и др. Во время организации этой диверсионной группы меня дома не было. Надо отметить, что Шугаев пользовался авторитетом, вся порученная ему Ковалевым работа выполнялась.

Кравченко: — Почему только Ковалевым?

— Ковалев был секретарем ГК. Райкомов еще не было. Ковалев был связан с Военным советом. Туда входили Рогов, Белов и Орлов. Я познакомил Шугаева с Ковалевым в первую очередь. До этого он с Ковалевым не был знаком. Сейчас Шугаев арестован гестапо — 27—28 ноября 1942 года. Судьба мне его пока неизвестна.

Кравченко: — Когда вы впервые познакомились с Ковалевым?

— С Ковалевым я впервые познакомился в Заславле в 1940 г. как с секретарем Заславского райкома партии. Потом в сентябре 1941 г. я встретил Ковалева в Минске на квартире у Сержановича по Осоавиахимовской улице. Мне сообщила Сержановича швагерка Ольга о том, что Ковалев прибыл из Гомеля и что они его прописали к себе временно на квартиру.

Кравченко: — Где состоялась ваша первая беседа?

— У Сержановича на квартире.

Кравченко: — При каких обстоятельствах?

— ...Я встретился в первый раз с Ковалевым на квартире Сержановичей под вечер. Сначала говорили о семье, он сказал, что семья его эвакуировалась в Советский Союз. Ковалев пришел с Богдановым. Богданова я немного знал. Богданов заговорил, что у него нет паспорта, чтобы ему помогли, спросил моего поручительства и Сержановича. Я отказал в поручительстве потому, что не хотел ходить в полицию. После этого мы с Ковалевым зашли в отдельную комнату. Ковалев сказал, что он приехал по поручению ЦК КП(б)Б создавать в Минске подпольную партийную организацию, попросил его Ковалевым не называть, так как он Стрельский Иван Гаврилович, по профессии — агроном. И он добавил: "Поскольку я тебя знаю, я хочу с тобой побеседовать о партийной работе. Если у тебя есть знакомые коммунисты, надежные люди, их надо втянуть в работу подпольного комитета". Я назвал ему Шугаева, Хотина, Одинцова. Ковалев мне сообщил, что у Кузнецова на квартире находится Суровягин и Горица, которые работали до войны в Заславле на 11–м складе, оба коммунисты. Я их знал по работе на строительстве...

Подпольный комитет действовал

(Из отчета о работе Минского подпольного комитета со дня его организации Центральному комитету КП(б) Белоруссии — П.К.Пономаренко и Минскому обкому КП(б)Б, подписанного минскими подпольщиками А.Л. Котиковым, В.С. Казаченком, В.И. Сайчиком. Москва, 24.11.1942 г.).

1. Первые партийные организации в г. Минске и их работа.

Первая подпольная организация в Минске возникла в июле 1941 г. в железнодорожном депо ст. Минск–Товарная, в партбюро которого входили коммунисты: начальник Минского депо тов. Кузнецов, начальник отдела кадров этого же депо и начальник 4–го стройучастка Степура Г.И., который погиб в августе с/года в отряде Дяди Васи в бою с немецкими оккупантами.

В работу партбюро входило изучение людей Минского железнодорожного узла и развертывание большевистской пропаганды среди них. Для этого были установлены 2 радиоприемника, через которые записывались сводки Совинформбюро, размножались на пишущей машинке и вручную распространялись среди рабочих узла.



Начиная с августа 1941 года парторганизация начала также развертывание саботажа и организацию диверсии путем недоброкачественного ремонта паровозов и вагонов (расплавление букс, порча и расслабление связи, всыпание песка и битого стекла в буксы и прочее). Таким путем было выведено на разные сроки до 15 паровозов и до 100 вагонов. Эту работу выполняли машинисты тов. Цявловский, Островский, Иващенок, Корзюк, Сакальчик и другие. Через мастера депо тов. Шкляревского выводились и портились токарные станки, 2 станка были полностью выведены из строя.

Примерно в это же время возникли подпольные партгруппы в районе Комаровки, Сторожевки и Серебрянки. Комаровской партгруппой руководили Володя (кличка) и Зайцев. Володя, который был потом членом комитета, убит в спину гестаповцами на Советской улице против Польского театра. Зайцев, уже будучи членом комитета, в конце марта 1942 года был арестован и 7 мая расстрелян гестапо. Никифоров В. и Жорж (кличка) руководили Серебрянской партгруппой. Вышеперечисленные партгруппы занимались такой же работой, как и парторганизация паровозного депо.

2. Создание подпольного комитета КП(б)Б.

Подпольный комитет КП(б)Б в Минске был создан в октябре—ноябре 1941 года в составе 5 человек: Зайцева, Григорьева (нефтесбыт), Славки (кличка) [И.П. Казинца. — прим. авт.], Ковалева (секретарь Заславского РК КП(б)Б и Жоржа (кличка) [Г.М. Семенова. — Прим. авт.].

В декабре 1941 года состав комитета был пополнен еще 4 человеками (Котиков А.Л., Никифоров, Рогов и Жудро В.). Из состава комитета была выделена опертройка (Славка, Ковалев и Рогов).

В работу комитета входило: а) организация партизанских отрядов; б) изыскание вооружения для них, в) пропаганда. В основном в этот период велась подготовка к созданию партизанских отрядов. В октябре—ноябре 1941 года были созданы первые партизанские отряды Дяди Васи, Нечипоровича и Осташонка...

Приблизительно в это же время из лиц комсостава, отставшего при отступлении Красной Армии, был создан Военный совет, в состав которого входили: Рогов — председатель совета, Сергей (кличка) [Антохин. — Прим. авт.] — зам. председателя и Белов — начальник штаба. При совете был создан особый отдел во главе с Иваном Макаровичем (кличка).

Примерно в декабре 1941 года Славкой и Ковалевым была установлена связь с Военным советом. После чего Рогов введен в состав Комитета, а Ковалев в состав Военного совета.

Военный совет ставил своей задачей: развертывание партизанского движения и изыскание вооружения. Вместо практического осуществления поставленных перед собой задач совет занялся ненужным делом, раздуванием штатов. Вплоть до создания личных секретарей, машинисток и проч. Увлекался вопросами самоснабжения, спекулировал бланками паспортов (Рогов), а все намеченные мероприятия в большинстве случаев проваливали. В частности, было сорвано несколько отправок людей в партизанские отряды. Кроме того, Рогов и Белов начали развратничать в бытовом отношении.

Примерно в 20–х числах марта 1942 года в городе начались массовые аресты членов совета и работников, связанных с ним, а также и подпольного комитета, так как многие конспиративные квартиры стали известны гестапо. В результате этих арестов были схвачены все члены совета и три члена комитета и десятки лиц, связанных с этими организациями.

Члены подпольного комитета Славка, Жорж и Зайцев, попавшие в руки гестапо 7 мая 1942 года, были повешены (Славка) и расстреляны (Жорж и Зайцев). Кроме того, по данным гестапо, было расстреляно 150 человек и повешено 30, а фактически было расстреляно значительно больше.

Члены Военного совета (Рогов, Сергей и Белов), попавшие в руки гестапо, начали выдавать всех им известных людей, чем стали на путь провокации и впоследствии работали на пользу гестапо. Белов, по имеющимся у нас данным, расстрелян комиссаром отряда Дяди Васи — тов. Макаренко, как провокатор, который был направлен гестапо в вышеупомянутые отряды с целью истребления командного состава отряда и взятия командования на себя и передачи личного состава отряда в руки гестапо. Что касается судьбы Рогова и Сергея, то по неустановленным еще данным, Рогов убит гестапо как ненужный человек, из которого все нужное было ими высосано. Где находится Сергей — неизвестно. Однако Драгун Лида, проживающая сейчас в Минске, на квартире которой проживал Сергей, в беседе с одним из наших работников (Козаченком В.С.) заявила, что через 4 дня после его ареста он явился к ней на квартиру и в разговоре рассказал ей, что получил задание от гестапо пробраться в советский тыл с целью установления световых сигналов наших десантных групп.

В начале апреля 1942 года на Пушкинском поселке был убит комиссар отряда Дяди Васи тов. Макаренко, а член комитета Жудро В. смертельно ранен. Будучи раненым, Жудро смог прибежать на Беломорскую, 44 (одна из конспиративных квартир), и заявил, что в него и Макаренко стреляли Рогов и Сергей.

[Высказанные выше оценки участия в Минском подполье и поведения Рогова, Антохина, Белова не подтверждаются документами, в том числе немецкими. Рогов, по свидетельству материалов немецких органов, "умер при допросах, никого не выдав". Погиб в застенках гитлеровского СД Антохин. Белов расстрелян командованием партизанского отряда Макаренко за его критику отсутствия в отряде воинской дисциплины, случаев мародерства. Установлено, что больше всего и зачастую такого рода компромат на отдельных руководящих лиц подполья по непонятным причинам исходил от В.И. Сайчика, беженца из Западной Белоруссии, появившегося в Минске в первые дни его оккупации. — Прим. авт.].

3. Возобновление работы подпольного комитета.

После мартовского разгрома оставшиеся члены подпольного комитета около месяца скрывались. В конце апреля 1942 года комитет возобновил свою работу. В начале мая в состав комитета были введены дополнительно Володя и Караткевич (Дима). Таким образом, комитет был в составе 5 человек: Ковалев Иван Кириллович — кличка Невский и Иван Гаврилович, Никифоров Воцлав — пом. зав. отделом пропаганды, Котиков Алексей Лаврентьевич — зав. военным отделом и секретарь жел.–дорожного райкома, Караткевич Дмитрий — зав. отделом разведки и Володя — зав. отделом пропаганды.

Комитет коренным образом изменил систему работы с точки зрения соблюдения конспирации и свою структуру. Город Минск был разбит на 6 зон: Кагановичскую, Ворошиловскую, Сталинскую, Железнодорожную, Минскую–сельскую и Гетто. Во главе этих зон стояли начальники.

Впоследствии (начало июля) было создано шесть районных подпольных комитетов КП(б)Б. Секретарь Ворошиловского — тов. Шугаев, Кагановичского — Крыжановский, Сталинского — Герасимович или Герасименко, Железнодорожного — Матусевич И.И., Сельского — Калиновский и Гетто — Гебелев. Помимо этого, Минским комитетом были созданы районные подпольные комитеты в Дзержинске и Смолевичах. Были посланы люди для организации подпольных районных комитетов в Логойский, Червенский, Заславский, Узденский и Смиловичский районы.

На работающих предприятиях города Минска (з–ды им. Ворошилова, Мясникова, жел.–дорожный узел, обувная ф–ка им. Кагановича и др.) были созданы подпольные организации.

Основные задачи, которые были поставлены перед районными и низовыми парторганизациями, следующие: 1. Проверка и отправка людей в партизанские отряды. 2. Саботаж, диверсии, срыв производственного задания на работающих предприятиях. 3. Создание вооруженных групп на предприятиях и изыскание оружия. 4. Пропаганда устная и распространение нелегальной литературы, издаваемой комитетом.

На снимке: фашистский патруль на Западном мосту в оккупированном Минске.

"Мы были связаны с партизанами"

(Из беседы начальника информационного отделения 2–го отдела Белорусского штаба партизанского движения И.С.Кравченко с партизаном Прокопченко Ильей Михайловичем, находившимся в городе Минске по март 1942 года).

Прокопченко: — 7 мая 1941 года я был направлен в г. Гродно, где служил в 85–й стрелковой дивизии. В 6 часов утра (22.VI) 1941 года наша часть вступила в бой с фашистами и двигалась по направлению города Августова. После ряда боев наша часть 5 июля под городом Минском в районе Негорелое потерпела поражение. Минск в то время был уже в руках немцев, они заняли город 28 июня. Мы очутились в окружении.

Не желая сдаваться в плен, я переоделся и пошел в г. Минск, пробыл там всего 3 часа и направился дальше по Логойскому тракту к Орше с целью пробраться к своим. По пути я задержался в районе Гаинской слободы, создал партизанскую группу в 10 человек и был в составе этой группы до 29 сентября. 29 сентября в дер. Малые Укроповичи Логойского района нас выдал бывший бригадир колхоза Савицкий, в результате чего я и мои товарищи, всего 6 человек, попали в руки немцев. Нас отвезли в гор. Минск в тюрьму (Володарская, N 4), где я сидел в 84–й камере до 5 ноября. В тюрьме питание — 75 граммов хлеба в день и один литр холодной воды на 5 дней. В тюрьме при допросе офицер спрашивал, были ли мы партизанами и где они находятся. Из нашей группы никто ничего не сказал. В тюрьме над нами издевались, били резиновыми палками.

5 ноября, посчитав нас за отставших от разбитых частей, выдали пропуска на родину и выпустили из тюрьмы. Я пошел к своему тестю Бойко Францу Андреевичу, проживающему в гор. Минске, по Чкаловской ул., N 61, кв. 4. Он меня встретил очень плохо, так как оказался ярым фашистом. Я там заболел. Тесть стал говорить, что "надо поступать на работу и большевистских банд не ждать". Я с ним поскандалил. Младшая сестра моей жены Вера, услышав это, стала ругать отца. Я вижу, что дело плохо. Вера познакомила меня с одним коммунистом — Остроухом, который работал электромонтером на железной дороге. Этот Остроух достал мне поддельный паспорт, а также познакомил меня с Кузнецовым из железнодорожной подпольной ячейки. Они ввели меня в состав подпольной железнодорожной ячейки. Подпольная ячейка состояла из начальника депо–товарная Кузнецова, инженера Степуры, машиниста Балашова, начальника кадров Котикова, майора Чумакова и других, фамилий которых я не помню. Всего было до 20 человек.

Подпольная ячейка поручила мне и майору Чумакову связаться с военными, приписанными в деревнях и местечках. В декабре или январе 1942 года я по поручению ячейки пошел в Старое Село Заславского района к Казаку Ивану, познакомился с ним. Я прожил у него несколько дней. Казак мне сказал, что у него есть 2 пулемета, один автомат ППШ и 40 или 60 винтовок, остальные имевшиеся у него винтовки были без затворов.

Прибыв в подпольную ячейку, я доложил о наличии оружия, и здесь же было решено организовать партизанский отряд. Комиссаром отряда был назначен Казак, он же стал и командиром отряда, так как командир был убит во время боя. Отряд под командованием действует и сейчас, численность его 300—400 человек. Как называют отряд — не знаю. Действует он в районе Немана, в западных областях Беларуси.

После того как отряд был организован, я вернулся в ячейку для подпольной работы. Руководители ячейки Кузнецов и Котиков направили меня в Логойский район для связи с группой военнопленных, у которых, по нашим сведениям, было оружие. Придя в деревню Слобода, я познакомился с колхозником Жизневским, который познакомил меня с военнопленными Данченко и Журавлевым, находившимися в этой деревне. Они мне сказали, что у них имеется оружие, что они дали уже одному капитану (фамилию не помню) для создания партизанского отряда 5 пулеметов, из них один "максим", штук 60 винтовок, тысяч 5 патронов. На остальное оружие — 11 винтовок, 16 гранат и 3 тысячи патронов — я наложил запрет. Это оружие поступило в отряд 405–й, ныне "Мститель".

В феврале месяце я возвратился в подпольную ячейку и доложил о проделанной работе руководителям подпольной ячейки. При этом присутствовали: Кузнецов, Котиков, Степура, Балашов, представитель ЦК партии Ковалев (кличка "Невский") Иван Гаврилович и Рогов. Рогов вскоре ушел, и я его хорошо не видел. Городской подпольный комитет действовал в составе: Никифоров Вячеслав, недавно окончивший институт, работал инженером, Котиков, Горбачев, Славка (фамилию не знаю), жена Славки (имени не знаю), Ковалев Иван Гаврилович ("Невский"). В лицо знаю еще многих, но фамилий не знаю. Подпольный комитет имел разветвленную сеть подпольных ячеек. Например, были ячейки в типографии, которая выпускала листовки, освещавшие деятельность партизанских отрядов, главным образом 408–го (полковника Нечипоровича); железнодорожная ячейка — руководитель Кузнецов; на заводе имени Мясникова, на заводе имени Ворошилова, на Комаровке (где точно, не знаю, недалеко от выставки).

Подпольные ячейки были связаны с партизанскими отрядами, действовавшими в районах Минской области. На общую деятельность подпольного комитета большое организующее влияние оказывал представитель ЦК Белоруссии Ковалев Иван Гаврилович ("Невский"). Подпольный городской центр 2—3 раза в месяц выпускал листовки, которые распространялись в городе среди рабочих и проникали в районы.

Они сражались за Родину

Подпольная группа на вагоноремонтном заводе им. А.Ф.Мясникова сентябрь 1941 — сентябрь 1943 гг.

Группа имела связь с Минским подпольным горкомом партии, с партизанским отрядом Градова (С.А.Ваупшасова).



КРАСНИТСКИЙ Георгий Николаевич, 1914 г.р., русский, уроженец г. Новый Оскол Курской области, член партии, образование — высшее техническое. До войны работал инженером на вагоноремонтном заводе им. Мясникова. В годы оккупации работал там же. Руководитель группы.

ГЛИНСКИЙ Виктор Станиславович, 1909 г.р., белорус, уроженец г. Минска, член партии, образование — 6 классов. В годы войны — рабочий на вагоноремонтном заводе им. Мясникова. Хозяин конспиративной квартиры.

ПОДОБЕД Георгий Николаевич, 1918 г.р., белорус, уроженец г. Толочин Витебской области, беспартийный, образование — начальное. В годы войны — рабочий завода им. Мясникова.

ВИСЛОУС Иосиф Антонович, 1911 г.р., белорус, уроженец г. Толочин Витебской области, беспартийный, образование — начальное. В годы войны — рабочий завода им. Мясникова.

МАНЬКОВСКИЙ Борис Александрович, 1919 г.р., беспартийный. В годы войны — рабочий завода им. Мясникова. Погиб в 1943 г.

ГЛИНСКАЯ–КИРЯЧЕК Галина Ивановна, 1913 г.р., украинка, уроженка Зиньковского района Полтавской области, беспартийная, образование — начальное. Содержательница конспиративной квартиры.

СУМАРЕВА Елизавета Петровна, ориентировочно 1901 г.р., других данных не имеется, беспартийная. В годы войны — хозяйка конспиративной квартиры. В ноябре 1943 г. арестована СД и расстреляна (по другим данным, повешена).

ПИСАРЧИК Серафима Сергеевна, 1914 г.р., русская, уроженка Ливенского района Орловской области. В годы войны — рабочая столовой завода им. Мясникова. В декабре 1943 г. арестована СД и вывезена во Францию.

ВЕЛИМОВИЧ Борис Петрович. До войны работал инженером лесозавода. В годы войны — хозяин конспиративной квартиры. В октябре 1943 г. арестован СД. Дальнейшая судьба неизвестна.

Подпольная группа на вагоноремонтном пункте станции Минск–Товарный июль 1941 — ноябрь 1943 гг.

Группа имела связь с подпольными организациями на железнодорожном узле Ф.С.Кузнецова и И.В.Юховича, штабом партизанского соединения Слуцкой зоны Минской области и Слуцким подпольным межрайкомом партии.



ВАДКОВСКИЙ Алексей Александрович, 1904 (1911) г.р., белорус, член партии, образование — высшее. В годы войны — мастер вагоноремонтного пункта. Руководитель группы. 14 августа 1941 г. арестован СД, расстрелян.

БОРОВИК Владимир (отчество не установлено), 1912 г.р., белорус, член партии, образование — средне–техническое. В годы войны — слесарь, диспетчер на вагоноремонтном пункте. 14 августа 1941 г. арестован СД и расстрелян.

ИВАШКЕВИЧ Борис Аркадьевич, 1911 г.р., белорус, беспартийный, уроженец г. Минска, образование — 4 класса. В годы войны — осмотрщик вагонов, слесарь. С сентября 1941 г. — руководитель группы. В ноябре 1943 г. ушел в партизанский отряд им. В.П. Чкалова 200–й бригады им. К.К.Рокоссовского Минской области.

ГОМЕЛЬСКИЙ Илларион Владимирович, 1921 г.р., белорус, член партии, уроженец г. Минска, образование — 4 (10) классов. В годы войны — осмотрщик вагонов, начальник восстановительного поезда. С июня 1943 г. — боец спецгруппы М.А.Шпака отдельного партизанского отряда им. М.И.Калинина Минской области.

ИВАШКЕВИЧ Вера Борисовна, 1907 г.р., белоруска, беспартийная, уроженка г. Минска, образование — 4 класса. Хозяйка явочной квартиры.

МАЗАНИК Николай Миронович (Григорьевич), 1915 г.р., белорус, кандидат в члены партии, уроженец д. Станиславово Руденского района Минской области, образование — 7 классов. В годы войны — мастер вагоноремонтного пункта. С ноября 1943 г. — партизан отряда им. В.П.Чкалова 200–й бригады им. К.К.Рокоссовского Минской области.

ЛЕБЕДЕВ Кирилл Филиппович, 1916 г.р., белорус, беспартийный, образование — 7 классов. В годы войны — слесарь–автоматчик, осмотрщик вагонов.

ШПАК Ольга Мироновна, 1911 г.р., белоруска, беспартийная, уроженка д. Каролина Минского района Минской области, образование — 2 класса.

ХАРИТОНЧИК Дарья Фоминична, 1911 г.р., белоруска, беспартийная, образование — низшее среднее. Являлась хозяйкой явочной квартиры. С ноября 1941 г. — связная–разведчица партизанского соединения Слуцкой зоны.

ПАХИЛКО Владимир Игнатьевич, 1914 г.р., белорус, беспартийный, образование — 7 классов. В годы войны — составитель поездов. С октября 1943 г. — боец–подрывник партизанского отряда им. В.П. Чкалова 200–й бригады им. К.К.Рокоссовского Минской области. Погиб в бою 29 января 1944 г.

Подпольная группа на станции Минск–Пассажирский сентябрь 1941 — октябрь 1942 гг.

Группа имела связь с Минским подпольным горкомом партии, с партизанскими отрядами "Местные" Градова, "Мститель" бригады "Народные мстители", им. Лазо 3–й Минской бригады.

ЧИРКУН Павел Иосифович, 1903 г.р., белорус, уроженец г. Минска, член партии, образование — среднее. В годы войны работал грузчиком гаража горуправы г. Минска. Руководитель группы. В октябре 1942 г. арестован немецкими карательными органами, в марте 1943 г. казнен.

СКОБЛИКОВ Степан Сергеевич, 1914 г.р., русский, член партии, образование — 7 классов. До войны — военнослужащий. В годы войны — рабочий на железной дороге. В феврале 1942 г. ушел в партизанский отряд "Мститель" бригады "Народные мстители".

ГУК Антон Павлович, 1904 г.р., белорус, член партии, образование — неполное среднее. В октябре 1942 г. арестован немецкими карательными органами. Погиб в концлагере в 1945 г.

ГУК (МЫТЬКО) Анна Николаевна, 1906 г.р., белоруска, член партии, образование — среднее. В январе 1943 г. арестована немецкими карательными органами и в феврале 1943 г. расстреляна.

РЕМИЗЕВИЧ Сергей Алексеевич, 1910 г.р., белорус, уроженец г. Минска, член партии. В годы войны — рабочий магазина скобяных товаров на Суражском рынке в г. Минске. Ушел в партизанский отряд Градова.

ЯРОМКО Владимир Иванович, 1896 г.р., белорус, уроженец д. Вязанка Дзержинского района Минской области, член партии, образование — неполное среднее. В годы войны работал токарем в паровозном депо ст. Минск. В мае 1944 г. арестован немецкими карательными органами. Освобожден из тюрьмы после подкупа охранника (так написано в документах. — Прим. авт.).

ТАРНОЛИЦКИЙ Адольф Адамович, 1901 г.р., белорус, уроженец г. Минска, член партии, образование — неполное среднее. В годы войны работал угольщиком на складе ст. Минск–Товарная. В мае 1944 г. арестован немецкими карательными органами и вывезен в концлагерь во Францию.

ЧИРКУН Лидия Андреевна, 1909 г.р., белоруска, уроженка г. Минска, беспартийная, образование — 5 классов. В годы войны не работала. Хозяйка конспиративной квартиры.

ЧИРКУН Тамара Павловна, 1928 г.р., белоруска, образование — неполное среднее. В годы войны не работала.

КРЕСТОВСКАЯ Ольга Ивановна, 1922 г.р., белоруска, член ЛКСМБ, образование — среднее. В годы войны не работала. В апреле 1942 г. погибла в фашистских застенках.

ДУБИН Владимир Николаевич. В годы войны — рабочий магазина скобяных товаров на Суражском рынке г. Минска.

НЕВИДОВИЧ Сергей Федорович, 1900 г.р., белорус, беспартийный, образование — среднее. В годы войны работал электромехаником в отделении связи при железнодорожном пассажирском вокзале г. Минска.

КРЮК Кузьма Антонович, 1898 г.р., белорус, уроженец д. Заболотье Руденского района Минской области, беспартийный, образование — начальное. В годы войны — рабочий на железной дороге. В мае 1943 г. арестован немецкими карательными органами и вывезен в Германию.
Автор: Материалы подготовил авторский коллектив: Евгений Барановский (руководитель), Валентина Горбачева, Галина Данилова, Юрий Зверев, Валентина Куликова, Галина Шейпак. В подборке использованы фотодокументы Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны.
18 Июль 2002 / 1340  просмотров.

Добавить комментарий

Имя:
E-mail:
Комментарий:
Код:



Курсы валют НБ РБ
USD10890  
EUR13390  
RUB184