Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






29 марта 2018 (четверг) № 13 (12776)
ГлавнаяНовости

Чтобы знали и помнили

НовостиРазное

Предисловие

Научные сотрудники Национального архива Беларуси уже не раз знакомили читателей "Вечернего Минска" с наиболее важными событиями героической и драматической истории Минского антифашистского подполья. Сегодня газета открывает цикл публикаций, в центре которых — подпольные группы и организации, действовавшие в Минске в годы Великой Отечественной войны, в дни оккупации города германскими войсками, воспоминания участников патриотических формирований.

Выражение "героическая история" проистекает из признания значительного вклада минчан в освобождение страны от незваных пришельцев. Слово "драматическая" вмещает в себя воспоминания о провалах подпольщиков, о существовании довольно длительное время обвинительного уклона, недоверия, подозрительности со стороны властей к определенной группе деятелей подпольного антифашистского движения.

Небольшой экскурс в историю. До войны Минск был разделен на три района: Сталинский, Ворошиловский, Кагановичский. Вместе со студентами здесь проживало около 300 тысяч человек. Нападение Германии не внесло принципиальных корректив в экономическую и социально–классовую структуру города. Он переходил в разряд оккупированного в два этапа. 26 июня 1941 года сюда, рыча моторами, ворвались танки немецкого генерала Готта. Но они, не задерживаясь, устремились дальше, к Борисову, для завершения окружения почти 11 стрелковых дивизий Красной Армии. 28 июня в белорусскую столицу вошли танки Гудериана. Вместе с пехотой они и положили начало оккупационному режиму.

В том, что Минск не стал послушным, а за короткое время превратился в сражающийся город, — заслуга прежде всего оказавшихся в нем людей.



Мы предлагаем читателям малоизвестные данные о подпольных группах и организациях, которые вели борьбу более чем на тридцати наиболее крупных предприятиях. Многие из воспоминаний по идеологическим причинам ранее нигде не публиковались. Кропотливое изучение показывает: первые сведения о подпольщиках стали поступать на Большую землю, в Москву, в Минский подпольный и Минский легальный обкомы компартии Белоруссии с весны—лета 1942 года. Это означает, что уже с того момента Минское антифашистское подполье стало примечательным фактором Великой Отечественной войны, учитывавшимся при планировании и проведении мероприятий Наркоматом обороны СССР, его Генеральным штабом. Минск — третий город в СССР, после Москвы и Сталинграда, о котором писала тогдашняя зарубежная пресса после уничтожения в белорусской столице в сентябре 1943 года ставленника Гитлера Вильгельма Кубе.

Эти публикации, кроме различных патриотических аспектов, направлены на расширение знаний о жизни, работе, досуге простых людей в условиях оккупации. В них содержится попытка ответить на вопросы, которые ранее замалчивались: с чего начиналась смертельная схватка с врагом, что такое "правовое поле" оккупационного режима, как подпольщики вели борьбу против клеветнических измышлений немецкой пропаганды, как они отстаивали свое честное имя и достоинство в послевоенное время и т.д. Формы, степень участия в патриотической борьбе у всех были разными. Многое зависело не только от психологии, подготовки человека, но и от ситуации, в которой он оказывался не по своей воле в новых условиях.

При подготовке воспоминаний в них внесены лишь определенные литературные и стилистические правки. Смысл, выводы, оценки даны без каких–либо изменений. Абсолютно объективный характер носят и данные о членах подпольных групп и организаций.

Евгений Барановский, ученый секретарь Национального архива республики, кандидат исторических наук.

Сказали, что город не сдадут

Вспоминает Алексей Лаврентьевич Котиков, член Минского подпольного горкома Компартии Белоруссии



Находясь дома, по радио услышал, что гитлеровская Германия вероломно напала на Советский Союз. Немедленно поехал в паровозное депо, где работал начальником отдела кадров. В депо собрались много рабочих, в том числе пришли и те, которым предназначался отдых. Рабочие просили, чтобы их немедленно использовали на тех участках, где ощущается первая необходимость. Я пошел к начальнику политотдела, чтобы передать ему просьбу рабочих. Начальник политотдела т. Миронов ответил, что первоочередной задачей является рытье убежищ. Вернувшись в депо, передал рабочим разговор с Мироновым, и мы, получив инструмент, начали рыть бомбоубежище.

На второй день войны из политотдела поступило распоряжение о прекращении работ на бомбоубежищах. Я пошел к секретарю партийной организации паровозного депо т. Трофимову узнать, как мне поступить с документами, находящимися в отделе кадров. Он ответил, что по этому вопросу не получал указаний. На третий день позвонил в спецотдел, оттуда получил указание уничтожить документы, не подлежащие оглашению, а личные дела штата депо не уничтожать. Примерно в 5—6 часов вечера 25 июня 1941 года узнаю, что отходит последний состав с товарной станции, с которым уезжают все железнодорожники. Ночью на станции Сетча от состава был отцеплен паровоз с одним вагоном, в котором уехали начальник политотдела Миронов, начальник движения Карасев, начальник паровозного хозяйства Басманов и др., а весь состав с людьми они бросили.

Мы решили продвигаться пешком и дошли до станции Руденск, где стоял заградительный отряд. У нас проверили документы, а т. Кузнецову и мне подполковник предложил зайти к секретарю РК. Нам сказали, что Минск не будет сдан и ожидается большое подкрепление Красной Армии, а начальник политотдела и едущие с ним, самовольно оставившие Минский ж.–д. узел, расстреляны как трусы и предатели. Кузнецову и мне было сказано, чтобы мы немедленно возвратились в Минск, подготовили весь узел к приему составов с Красной Армией, а если не выполним этого распоряжения и попытаемся уйти другими путями, то они всюду дадут указание, чтобы нас расстреляли как изменников Родины.

Поверив в то, что город не будет сдан, мы с группой железнодорожников возвратились в Минск. 27 июня мною, Кузнецовым, Балашовым, Степурой, Ковальчуком и другими железнодорожниками были уничтожены личные дела, находящиеся в отделе кадров, часть из которых сожжена в топке паровоза, часть утоплена в канализации депо. Причем один сейф уже оказался взломан. Печать отдела кадров была у меня, и в этот же день я сделал Кузнецову документ на машиниста, себе — на пом. машиниста. Не помню сейчас, от кого в этот день мы узнали, что в железнодорожной больнице находится большое количество раненых — военных и гражданских лиц, которые уже несколько дней не имеют продуктов питания, а железнодорожные склады с продуктами еще охранялись красноармейцами. Мы уговорили часового дать продукты для больных и раненых и направили в больницу несколько подвод.

Утром 28 июня 1941 г. узнаем, что по улице Чкалова прошло несколько немецких танков. А через некоторое время стали идти передовые немецко–фашистские войска. Они входили в город с большой предосторожностью, направив вооружение против зданий и людей, выглядывающих из подвалов.

Точно сейчас не помню, на второй или на третий день после занятия Минска немцами они издали приказ, чтобы все оружие и радиоприемники были снесены в определенное место, а не выполнившему этот приказ угрожалось расстрелом. В этом приказе всему мужскому населению города под угрозой расстрела приказывалось явиться в здание театра оперы и балета на регистрацию.

Не зная того, что под предлогом регистрации изолировалось все мужское население города в лагеря, мы решили узнать, в чем заключается эта регистрация, но, не дойдя до театра, в числе других были оцеплены немецким конвоем и угнаны на Сторожевское кладбище, которое фашисты заранее обнесли колючей проволокой, с вышками и пулеметами на них.

На Сторожевское кладбище согнали большое количество народа. Вода не давалась по нескольку суток. Люди были вынуждены пить свою мочу, продуктов никаких не давали. В жаре, скученности, без воды и продуктов начались эпидемические заболевания. Слабые умирали, их трупы лежали неубранными. В ночное время те, кто не выдерживал этих издевательств, пытались бежать, но тут же их расстреливали, причем фашисты стреляли во всю толпу. Не помню точно, на какие сутки, на Сторожевское кладбище вошел немецкий танк с пулеметами и киносъемочным аппаратом наверху. С этого танка в голодную толпу фашисты бросали заплесневелые сухари, и, когда люди их подбирали, немцы заснимали все на кинопленку.

Так как Сторожевское кладбище не могло вместить все мужское население города, нас перегнали в Дрозды. В лагере в Дроздах смогли утолить жажду речной водой. Через день или два в Дроздах начали разыскивать своих родных и приносить им пищу жены, матери, сестры.

Рядом в Дроздах, через дорогу, помещался лагерь военнопленных, состоящий в основном из раненых бойцов и командиров Красной Армии. Положение раненых военнопленных было гораздо тяжелее нашего. Им вода подавалась от случая к случаю, врачебной помощи вообще никакой не оказывалось. Мы же в ночное время перебрасывали им одежду, имеющуюся у нас, а те ночью переползали к нам. Таким образом был спасен не один десяток советских воинов.

Но особые зверства проявляли фашисты к мужскому еврейскому населению. Выбирали наиболее тучных мужчин, заставляли их раздеваться догола. Потом загоняли в реку и приказывали плавать и нырять до тех пор, пока их жертва навсегда не исчезала под водой. Пытавшихся выбраться на берег фашисты тут же расстреливали. Эту зверскую травлю людей фашисты повторяли по нескольку раз в день.

Не помню, на какой день пребывания в Дроздах, среди железнодорожников прошел слух, что в лагерь приехал Фляшбаум, бывший машинист депо, в то время пенсионер, немец по национальности, которого немцы поставили шефом Минского ж.–д. узла с указанием организовать работу всех точек транспорта. Фляшбаум приехал с тем, чтобы договориться с шефом лагеря об уводе из лагеря железнодорожников. На другой день составили списки железнодорожников, и я был зарегистрирован согласно документу, имеющемуся у меня, как пом. машиниста, а Кузнецов — как машинист. В этот же день вечером нас строем привели в депо с указанием завтра утром явиться на работу...

Минск под пятой немецкой оккупации

Из докладной записки в ЦК КП(б)Б заместителя начальника отдела Белорусского штаба партизанского движения И.С.Кравченко от 27 января 1943 г.



1. УПРАВЛЕНИЕ

Административное управление в Минске целиком находится в руках немцев. Здесь размещается рейхскомиссариат Белоруссии, возглавляемый Вильгельмом Кубе, персональное замещение основных руководящих постов в городе осуществляется прежде всего немцами. Гебитскомиссар Минской области — Вильгельм Кайзер. Его резиденция расположена в корпусе исторического факультета Белорусского госуниверситета. Городской комиссар Минска Вильгельм Янецке находится в Доме Наркомлеса, на третьем этаже. Ему подчинена и городская управа. Ее старшина (бургомистр) — профессор Ивановский прибыл в Минск из Варшавы. Его заместитель — Демидович–Демидецкий, бывший помещик, приехал из Вильно.

Отделы городской управы: промышленный (руководитель Философов), сельскохозяйственный (Исаев), строительный (Бутько), здравоохранения (профессор Анищенко), отдел искусств (композитор Щеглов), финансовый отдел (профессор Манов), отдел паспортизации (Баранов).

Гестапо размещается в Земледельческом переулке, в здании института имени Куйбышева. Начальник городской полиции —немец Цейнер, он же начальник СС. Его заместитель — Кригер, немец с Поволжья.

Приказом немецкого командования от 15 июля 1941 года создано еврейское гетто, охватывающее улицы Островского, Немигу, Республиканскую, Обувную, Опанского, Сухую, Татарскую, Заславскую, Юбилейную площадь, а также прилегающие к ним улицы и переулки. Для управления гетто образован еврейский комитет, председателем которого является Илья Мушкин, бывший директор базы Минпромторга. Комитет имеет свою полицию до 200 человек.

Население Минска свободно перемещается по городу с 5 утра до 10 вечера. В общественных зданиях созданы домкомы, которые наблюдают за проживающими. В частных жилищах эту роль выполняют сами владельцы. Везде вывешивается список жильцов. Если обнаруживается посторонний, то строгому наказанию, как правило расстрелу, подлежат и это лицо, и хозяин.

В Минск можно входить и выходить, имея советский паспорт со штампом о прописке или немецкое удостоверение. Необходима также справка с места работы или карточка безработного, а также "аусвайс". Выход и вход в город удобнее всего осуществлять в субботу и воскресенье, в базарные дни. Немцы периодически устраивают облавы. Особенно преследуют тех, кто не работает. Немецкой пропагандой отмечается: кто не работает, тот больше всего недоволен новой Европой.

В Минске существует два суда — "немецкий" и "белорусский". Белорусскому подчинены дела гражданского порядка, политические и уголовные дела всецело находятся в руках немцев.

В городе действует тюрьма по улице Володарского, 4. Питание — 75 граммов хлеба в день и один литр холодной воды на пять суток. Имеется пять домов терпимости: по улице Карла Маркса и по улице Немиге NN 17, 24 и 10. Фамилии владельцев этих заведений засекречены. В каждом доме в среднем от 30 до 40 женщин. Вывески на домах ("Дом красавиц") исполнены на немецком и русском языках.

Первые приказы немецкого командования касались сдачи жителями города оружия и радиоприемников (до 1 июля 1941 года); явки мужского населения, в возрасте от 17 до 55 лет, на регистрацию.

Одним из первых пропагандистских шагов гитлеровской администрации явилось создание биржи труда. Через нее оккупанты учитывают и контролируют трудоспособное население Минска.

2. ГЕТТО

Гетто обнесено высоким забором, состоящим целиком из колючей проволоки. Представителем немецкого командования в гетто назначен некто Городецкий. Ему 25 лет, отец — русский, мать — немка. До войны жил в Ленинграде, занимался шпионажем в пользу немцев. Ему предоставлены неограниченные права. Одно появление этого человека в гетто вызывает трепет у его обитателей.

В августе 41–го в гетто находились 80 тыс. евреев, в сентябре—октябре этого же года — около 100 тыс. Евреи обязаны носить на спине и груди желтые знаки. Из гетто выпускают или на работу, или по специальному разрешению. Идти можно только по мостовой, запрещается заходить в сады, другие общественные места. За нарушение грозит расстрел.

Немецкое командование накладывает на гетто контрибуции. Первая — 2 миллиона рублей, 200 кг серебра, 10 кг золота. Вторая — до 50 кг золота и серебра. Третья — еще более высокая. Сбором контрибуции занимаются Городецкий, еврейский комитет и еврейская полиция. При сборе контрибуции эсэсовцы отбирали в свое личное пользование любые ценные вещи, творили насилие над девушками и женщинами.

Первый крупный погром в гетто произошел в августе 1941 г., в ходе которого погибли около 5 тыс. человек. 7 ноября 1941 г. в 5 часов утра гетто оказалось оцепленным полицией с пулеметами. Вооруженные группы гитлеровцев в сопровождении литовцев увозили обреченных в Тучинку, где их расстреливали из пулеметов. В тот день в общей сложности уничтожены свыше 10 тысяч человек. 20 ноября — еще более 15 тысяч. В январе 1942 года, в день смерти В.И.Ленина, расстреляны более 12 тыс. евреев. Погромы повторяются систематически. К концу 1942 года в гетто погибли более 90 тысяч лиц еврейской национальности. К началу 1943 года в гетто оставались всего 6—8 тысяч человек. Часть населения гетто составляли евреи из Гамбурга. В настоящее время гетто пополняется за счет лиц, привозимых из других мест оккупированной Европы.

Дикая расправа гитлеровцев над евреями вызвала протесты со стороны населения города. Власти вынуждены считаться с этим. Поэтому уничтожение жителей гетто стало проводиться в 2—3 часа ночи.

3. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

В городе работают следующие предприятия: заводы имени Мясникова (1000 чел.), имени Ворошилова (1000), авиационный завод в Слепянке, фармзавод на ул.Дзержинского (400), фабрика имени Куйбышева (450), завод "Большевик" (1200), фабрика "Октябрь", фабрика имени Крупской, обувная фабрика имени Кагановича, радиозавод (1000), войлочная фабрика на ул.Колхозной (700), военные мастерские на Грушевском поселке (670), хлебозавод по ул.Островского (900), хлебозавод "Автомат" (1200), хлебопекарня в тупике Сторожевского кладбища (450), радиостанция в Колодищах, пивзавод "Беларусь" по ул. М.Горького (500), щеточная фабрика (300), автомастерские по Могилевскому шоссе (400), МТМ на Червенском тракте (300), гараж Совнаркома, спиртоводочный завод (800), паточно–дрожжевой завод "Красная заря" (400), электростанция, ТЭЦ N 1, N 2, водопровод, водонапорные колонки на окраинах города.

На крупных предприятиях введена должность шеф–комиссара, немца.

4. КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО

Немцы подготовили и частично проводят в жизнь распоряжение вышестоящих органов о передаче городских домов в руки предпринимателей, которые получают право взимать с жильцов плату. Разрешается покупать дома.

Распределением жилой площади занимается жилотдел городской управы. На право заселения выдается ордер. Пустые квартиры имеются. Часть горожан уехала в западные области на заработки. Электроосвещением обеспечены только дома, занятые воинскими частями. АТС обслуживает только официальные учреждения и немецких должностных лиц. Город почти не отапливается. Парк Горького вырублен и сожжен.

Гостиниц нет. Фабрика–кухня по талонам БНС отпускает обеды погорельцам, многосемейным и впавшим в нужду людям (50 граммов хлеба и тарелка баланды). На втором этаже фабрики–кухни немцем–предпринимателем открыт частный ресторан, в котором трудятся девушки "красивой наружности".

Функционируют бани на Октябрьской улице, около молочного завода. На Долгобродской улице баня не работает.

Частные парикмахерские имеются по ул.Конной, Р.Люксембург и в некоторых других местах. Побриться и освежиться стоит 10—15 рублей.

Прожиточный минимум высок. Заработная плата высококвалифицированного рабочего не превышает 600 рублей, т.е. 60 марок (одна немецкая оккупационная марка приравнивается к 10 советским рублям). Директор предприятия, главный инженер или старший мастер получают до 100 марок, чернорабочий — одну марку в день. Перекусить в чайной обходится в 3—5 марок.

5. НАЛОГИ

Немецкие власти первоначально ограничились восстановлением налогов, действовавших при советской власти. Затем возникли новые. Так, имеющие коров должны сдавать в течение лета от 250 до 300 литров молока с одного животного. С каждой курицы относить оккупационным властям 30 яиц. Поросенка должны везти обязательно на бойню, после чего владельцу достаются лишь "рожки да ножки". Взимаются подоходный, культурный и больничный налоги.

Хлебный паек — 200—300 граммов в день на работающего, 100 граммов на иждивенца. На предприятиях получают так называемый "сухой паек" — 2 килограмма муки, полкилограмма соли, 500 г дрожжей в месяц. Паек выдается, если человек не пользуется заводской столовой.

6. ТОРГОВЛЯ

Немцы отдали приказ о налаживании "свободной торговли". Некоторое развитие получили лавчонки по продаже пива и грибов. Для этого необходимо получить патент из управы. Бокал пива стоит 5 рублей, в последнее время цена выросла до 25.

На рынке преобладает товарообмен: продукты сельского хозяйства меняются на различные промышленные товары. Немцы приказом установили твердые цены. Например, молоко по приказу стоит 3 рубля за литр. Но на базаре продается по 20 рублей за литр. Хлеб по карточкам стоит 1 рубль за килограмм. На рынке же цена муки — 2000 рублей за пуд. Килограмм масла на рынке стоит летом 600 рублей, сала — также 600. В частных заведениях чай с сахаром стоит 2 рубля, блюдечко капусты — 25, одна котлета из конины — 50 рублей. На рынке можно купить самогон по 500 рублей за пол–литра. Население города страдает от недостатка соли, на почве чего появляются опухоли, цинга. Не хватает сахара, карамелей.

Существуют два комиссионных магазина, в которых можно приобрести шляпу, трость, кровать, изредка сапоги и часы. Цены баснословные, измеряются тысячами и десятками тысяч рублей. Летом продается сельтерская вода и мороженое на сахарине.

В Минске функционирует торговое акционерное общество, в распоряжении которого имеется сельскохозяйственный инвентарь из Германии (молотилки, плуги, косы). Общество имеет в Белоруссии свыше 25 филиалов. Цель его заключается в выкачивании у населения шерсти, льна и другого сырья.

Действуют Суражский, Червенский и Сторожевский рынки. Продажа крупного рогатого скота, лошадей, убой скота категорически запрещены. Немцы произвели перепись скота, свиней и птицы, и без их разрешения резать скот нельзя.

Население проявляет интерес к советским деньгам. Если в 1941 году больше гонялись за марками, то в 1942–м предпочитают брать советские деньги.

7. ШКОЛЫ

Немцы пытались широко открыть школы. С этой целью ими проведена всебелорусская конференция инспекторов просвещения. Часть белорусских учебников, словарей, книг по немецкому языку привезена из Берлина. Большинство школьных зданий занято под казармы для немецких солдат и полиции.

Высшие учебные заведения отсутствуют. Был объявлен приказ о возможности студентам старших курсов завершить образование в Германии. Но из этого ничего не вышло: население быстро убедилось, что за каждым немецким мероприятием кроется обман. Часть детей 14—18 лет насильно увезены в Германию, что еще больше оттолкнуло молодежь от немецкой школы.

Единственным методическим пособием для учителей и учащихся является журнал "Белорусская школа", который издается на улице Комсомольской, именуемой ныне улицей Алеся Гаруна. Журнал выходит один раз в месяц. Каждый учитель в обязательном порядке получает номер этого журнала по три рубля за экземпляр. Учащиеся платят по 2 рубля. Главный редактор журнала — некто Савица, издатель — инспекториат белорусской школы при генеральном комиссариате в Минске. Среди публикуемых авторов — Н.Арсеньева, Найдюк, Смолич. Иногда на страницах издания выходят произведения Янки Купалы и Якуба Коласа, других белорусских поэтов и писателей.

8. ПЕЧАТЬ И ИСКУССТВО

В Минске два раза в неделю выходит "Белорусская газета". Редактор — завезенный из Германии Козловский. Редакция размещается по ул.Комсомольской, 2. Газета "Белорусский голос" выходит один раз в неделю, в Вильно. "Голас вёскi" издается раз в неделю в Минске, ул.Революционная, 2, редактор — Адамович. (Данными архива не подтверждается. — Е.Б.). В Минске печатается "Урадавы веснiк" — орган генерального комиссариата Белоруссии, на немецком и белорусском языках. В Минске на белорусском языке выходит журнал "Новы шлях". Как ежемесячник он печатается в Вильно латинским шрифтом.

В городе образован драматический театр. Ставятся постановки: "Коварство и любовь", "Хитрая госпожа", "Пинская шляхта". Готовится пьеса, написанная Вильгельмом Кубе.

Немцами издан приказ, согласно которому артисты театра обязаны сдать экзамены по белорусскому языку за четыре класса белорусской школы. Помимо белорусских песен, обязательны к изучению немецкий гимн и марши, а также стихи, посвященные Гитлеру. Существует два кинотеатра. Основной контингент посетителей — молодежь.

На публичных собраниях часто выступает Антон Адамович, отбывший в СССР 10 лет наказания и вернувшийся перед войной в Минск.

9. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

В Минске большая смертность. Находясь без медицинского присмотра, многие больные и раненые обречены на смерть. Душевнобольные, находившиеся в больницах, расстреляны. Медицинская помощь оказывается за плату. Так, осмотр больного стоит 8 рублей, удаление зуба — 12, удаление зуба без боли — 25, вызов врача на дом с доставкой за счет клиента — 15 рублей. Лечение в больнице — 10 рублей в сутки, при этом необходимо иметь собственное питание и постельные принадлежности.

Среди населения распространены венерические заболевания. Согласно приказу немецких властей за заражение другого человека венерической болезнью полагается наказание, причем немецкие солдаты и офицеры за это ответственности не несут. Мирное же население города отвечает за это жизнью. Случаи расстрела девушек за так называемое "заражение немцев" неоднократны.

В родильный дом нужно приходить со своей пищей и со своими постельными принадлежностями. Оплата по уходу за роженицей в течение одной недели стоит свыше 100 марок. В городе работает несколько подпольных абортариев. Стоимость одной операции 100—150 марок. Имеют место вспышки тифа, туберкулеза.

10. ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИИ

Во главе так называемой "белорусской автокефальной церкви" немцами поставлен "его преосвященство митрополит Пантелеймон", приехавший из западных областей Белоруссии. Рядом с ним возвышается архиепископ Филофей Нарко из Новогрудка. В противовес Пантелеймону он высказывает германофильские взгляды. Но большинство священников поддерживают Пантелеймона, ориентирующегося на митрополита Сергия Московского. Работают кафедральный собор на площади Свободы, церковь в помещении бывшего женского монастыря, Красный костел около Дома правительства, костел на польском кладбище — Кальварии, татарская мечеть.

Гитлеровцы запретили духовенству касаться в своих проповедях политических тем. Но среди польских ксендзов были неоднократные выступления с антинемецкими проповедями. Поэтому костелы в одно время были закрыты, а ксендзов расстреляли.

По приказу немецкого командования священники православной церкви обязаны вести богослужение на белорусском языке. Священнослужители в затруднении, ибо не в состоянии сразу переключиться на национальный язык. Появились монахи. На базарах и у церковных ворот торгуют иконами, свечами. Цены на иконы, в зависимости от величины, до 100 рублей.

11. НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Широкой организацией, работающей на немцев, является "Белорусская народная самопомощь" (БНС). Ее Центральный комитет размещается по Комсомольской улице, в здании 1–й Советской гостиницы. Минское отделение находится на Ленинградской улице, в помещении, принадлежащем мединституту.

Центральный комитет непосредственно подчиняется генеральному комиссару В.Кубе. Он также получает указания и от "Белорусского комитета самопомощи" в Германии, Берлин, НВ–21, Турмштрассе, 85. Во главе БНС в Минске стоит доктор Ермаченко, являющийся "мужем доверия" при Вильгельме Кубе. По отзыву минчан, он "низкого роста, курносый, злой и неприветливый к народу".

Начиная с Минска, во все районы Белоруссии немцы через БНС поставили своих "организаторов" по вербовке в корпус "белорусской самообороны". Но "добровольцев" почти не нашлось. В августе 1942 г. немцы вынуждены были объявить мобилизацию молодежи от 16 до 23 лет. Но корпус так и не был создан в задуманном виде.

Образовано "Беларускае навуковае таварыства", или, как его называют, "Белорусская академия наук", его президент — доктор Ермаченко. Первый заместитель— профессор Ивановский, второй — "господин" Юрда. В составе президиума "академии" — доктор Свирид, председатель окружного суда, профессор Шиперко — управляющий Болотной станцией, Адамович — редактор газеты "Беларуская вёска" (по данным архива, газета под таким названием в Минске не выходила. — Е.Б.) и секретарь этой "академии" Косяк (инженер по образованию). Почетным президентом сборища является Вильгельм Кубе. В Минске имеется также батальон литовцев, прибывший сюда зимой 1942 года. На предприятиях города созданы профессиональные союзы по фашистскому образцу. Для учителей города образован учительский союз фашистского типа.

12. ЗВЕРСТВА

По переписи, проведенной немцами осенью 1942 года, в городе насчитывается 103 тысячи человек. Значительная часть населения истреблена. Погибли 92 тысячи евреев. В первые дни оккупации все дороги из Минска и в Минск пестрели повешенными людьми с надписью: "Мы партизаны, стрелявшие в немецких солдат". Однажды несколько тысяч военнопленных гнали с Комаровки до Товарной станции. Вся дорога была устлана трупами, не менее 1500 человек. В прошлую зиму голодных и изможденных военнопленных грузили на платформы, вывозили километров за пять за город и оставляли на морозе.

13. НАСТРОЕНИЕ

Минский гарнизон составляет около 5000 чел. В их числе батальон украинских "добровольцев". Немецким солдатам и офицерам категорически запрещено общение с гражданским населением. Офицерам и солдатам строжайше возбраняется посещение гражданских домов; при обнаружении солдата в доме ответственность несет и хозяин, и немец. Многие солдаты считали, что "Германия ведет войну справедливую во имя освобождения народов", сейчас приходят к противоположному выводу. Газеты "Дрезденериллюстриртецайтунг", "Берлинериллюстриртецайтунг" и ряд других специально предназначены для солдат. К сожалению, в среде немецких солдат наши листовки встречаются редко. Солдат не имеет права поднять листовку. Он может только сообщить о ней офицеру.

В Минской тюрьме отведено несколько камер для немецких солдат и офицеров. И они не пустуют.

Они сражались за Родину

Минские подпольные группы в годы оккупации

Подпольная группа на Болотной станции г.Минска, июль 1941 — август 1942 гг.

Группа имела связь с Минским подпольным горкомом партии, партизанскими отрядами Градова и Воронянского.

АЛЕХНОВИЧ Дмитрий Иванович, 1916 г.р., белорус, беспартийный, уроженец д. Погорельцы Смолевичского района Минской области, образование — 7 классов, в годы войны —рабочий Болотной станции.

МАЛЕЙ (Могамедова) Анастасия Демьяновна, 1905 г.р., белоруска, беспартийная, уроженка местечка Беляручи, образование — начальное, в годы войны — полевая рабочая Болотной станции. Хозяйка конспиративной квартиры в дер. Михановичский поселок.

ЛИПНИЦКАЯ Янина Петровна, 1918 г.р., белоруска, член ЛКСМБ, уроженка дер. Медухово Логойского района Минской области, образование — начальное, в годы войны — рабочая.

ЛИПНИЦКАЯ (ПОЛЕТАЕВА) Анастасия Петровна, 1923 г.р., белоруска, член ЛКСМБ, образование — высшее, уроженка дер. Медухово Логойского района Минской области, в годы войны —бухгалтер Болотной станции.

ЖАДОВИЧ Казимира Казимировна, 1888 г.р., белоруска, беспартийная, образование — 7 классов, в годы войны —рабочая Болотной станции.

ЖАДОВИЧ (НОСОВА) Елена Матвеевна, 1923 г.р., белоруска, член ЛКСМБ, образование — высшее, уроженка дер. Смирновка Федоровского района Кустанайской области, в годы войны —агротехник Болотной станции.

МАТЮШКО Лариса Феофиловна, 1922 г.р., белоруска, член ЛКСМБ, уроженка г. Минска, студентка Белорусского политехнического института. Руководитель группы. Осенью 1942 г. ушла в партизанский отряд "Большевик". Погибла 15 июля 1943 г.



Подпольная группа на кирпичном заводе № 1, июль 1941 — август 1943 гг.

Группа имела связь с партизанским отрядом "За Отечество" партизанской бригады "Штурмовая", с отдельным партизанским отрядом П.А. Алыбина.

ВОЛЫНЕЦ Григорий Федорович, 1904 г.р., украинец, уроженец села Пустоворовка Свирского района Киевской области, беспартийный, образование — высшее (Харьковский горный институт), в годы войны — технический руководитель завода. Руководитель группы. Ушел в партизанский отряд. Погиб 2 ноября 1943 г.

ШЕСТАКОВ Петр Андреевич, 1915 г.р., белорус, уроженец деревни Голоны Толочинского района Витебской области, беспартийный, образование — незаконченное высшее, в годы войны — медицинский работник.

БУШМАКИН Даниил Иванович, 1908 г.р., русский, уроженец г. Минска, беспартийный, образование — среднее техническое, в годы войны — рабочий завода.

САВИН Даниил Иванович, 1908 г.р., русский, уроженец г. Бежица Брянской области, беспартийный, образование среднее техническое. В годы войны — электромеханик завода.

ШАБЛОВСКИЙ Александр Владимирович, 1909 г.р., белорус, беспартийный, образование — 7 классов, в годы войны —рабочий завода. Арестован СД. Находился в концлагере Освенцим, освобожден американскими войсками.

РАТКЕВИЧ Станислав Иванович, 1912 г.р., белорус, уроженец г. Минска, беспартийный, образование — 7 классов, в годы войны — рабочий завода.

Подпольная группа на кирпичных заводах №№ 2, 3, август 1941 — июнь 1943 гг.

Группа имела связь с партизанским отрядом "За Родину" бригады им. М.В. Фрунзе.

ЗЕХОВ Николай Иванович, 1899 г.р., русский, член партии с 1919 года, образование — среднее техническое, в годы войны — директор кирпичного завода N 2. Руководитель группы. В ноябре 1942 г. арестован немецкими карательными органами, погиб в фашистских застенках.



РУДАКОВСКАЯ Нина Константиновна, 1916 г.р., белоруска, уроженка м. Пуховичи Минской области, беспартийная, образование — высшее, в годы войны — технический директор кирпичного завода N 3. Заместитель руководителя группы.

ТКАЧЕНКО Марфа Лаврентьевна, 1898 г.р., украинка, уроженка м. Смела Черкасской области УССР, член партии с 1930 года, образование — начальное.

ДОМБРОВСКАЯ Антонина Ивановна, 1907 г.р., белоруска, уроженка г. Гомеля, беспартийная, образование — среднее. Хозяйка конспиративной квартиры.

РЫМШАН Нина Александровна, 1903 г.р., белоруска, беспартийная, образование — среднее, в годы войны —провизор аптеки.

МАРЦИНКЕВИЧ Михаил (отчество не установлено), 1919 г.р., белорус, член ЛКСМБ, студент БГУ им. В.И. Ленина. В годы войны — лаборант метеорологического института. В марте 1943 г. арестован немецкими карательными органами, погиб.

БЕРНГАРДТ Александр Алексеевич, 1906 г.р., русский, уроженец г. Нижний Новгород, член партии с 1943 года, образование — среднее, до войны — военнослужащий, в годы войны — рабочий завода.

НЕСТЕРЕНОК Константин Павлович (Иван Езерский), 1911 г.р., член партии, до войны — военнослужащий, в годы войны служил в полиции. В апреле 1943 г. арестован немецкими карательными органами, погиб.

ГАЙДА Николай Алексеевич, 1921 г.р., белорус, уроженец г. Минска, беспартийный, образование — среднее.

СЕЛЯХ Казимира Ипполитовна, 1902 г.р., белоруска, уроженка г. Борисова Минской области, беспартийная, образование — среднее, в годы войны — помощник санитарного врача г. Минска.

Подпольная группа на плодоовощной базе в Октябрьском районе г. Минска, август 1941 — сентябрь 1943 гг.

Группа имела связь с подпольными группами Волынца, Кривичанина, Яцевича, Фалевича, с партизанским отрядом имени Котовского, бригады N 18 им. М.В. Фрунзе Барановичской области.

ЯРМОЛИНСКИЙ Евгений (Геннадий) Иосифович, 1916 г.р., белорус, член ЛКСМБ, уроженец г. Минска, образование — неоконченное высшее, в годы войны — рабочий базы. Руководитель подпольной группы. Погиб на фронте в марте 1945 г.



ЯРМОЛИНСКАЯ Елена Иосифовна, 1923 г.р., белоруска, член ЛКСМБ, уроженка г. Минска, образование — 9 классов, в годы войны — рабочая базы.

КРИЩАНОВИЧ Виктор Яковлевич, 1915 г.р., белорус, член ЛКСМБ, уроженец г. Боготоль Красноярского края, образование — высшее, в годы войны — рабочий базы.

ЯРМОЛИНСКАЯ Софья Игнатьевна, 1898 г.р., белоруска, беспартийная, уроженка д. Крисничи Минской области, образование — 7 классов.

ПОТАПОВИЧ Сергей Адамович, 1914 г.р., белорус, беспартийный, образование — 7 классов, в годы войны — актер театра. Погиб в Минске при минировании военного объекта 23 декабря 1943 г.

Подпольная организация на гвоздильном заводе и в районе ул.Старовиленской, июль 1941 — июль 1943 гг.

Группа имела связь с партизанским отрядом им. Суворова бригады "Народные мстители".

МАТЮШКО Николай Феофилович, 1924 г.р., белорус, уроженец г. Минска, член ЛКСМБ, образование — 7 классов, в годы войны — рабочий гвоздильного завода. Руководитель подпольной организации. В июле 1942 г. ушел в партизанский отряд Дяди Коли. Погиб в сентябре 1942 г.



РУДИН Владимир Алексеевич, 1922 г.р., белорус, уроженец г. Минска, член ЛКСМБ, образование — 7 классов, в годы войны — рабочий гвоздильного завода. С июля 1942 г. руководитель подпольной организации. В июле 1943 г. арестован немецкими карательными органами и расстрелян. В фашистских застенках погибла его семья: отец, мать, жена и сын в возрасте 1 года.

КОНДРАШЕВИЧ Виктор Иванович, 1924 г.р., белорус, уроженец г. Минска, член ЛКСМБ, образование — 7 классов, в годы войны — рабочий гвоздильного завода. В ноябре 1942 г. ушел в партизанский отряд им. Суворова бригады "Народные мстители". В июне 1943 г., будучи на задании в г. Минске, арестован немецкими карательными органами и расстрелян.

КОНДРАТОВИЧ (РУДИНА) Леокадия Иосифовна, 1923 г.р., белоруска, образование — 7 классов, домохозяйка. В июле 1943 г. арестована немецкими карательными органами и расстреляна вместе со своим сыном в возрасте 1 года.

КОНДРАШЕВИЧ Иван Алексеевич, 1902 г.р., белорус, уроженец г. Минска, беспартийный, образование — начальное, в годы войны — рабочий гвоздильного завода. В апреле 1943 г. ушел в партизанский отряд им. Суворова бригады "Народные мстители".

РУДИН Алексей, 1898 г.р., белорус, уроженец г. Минска, беспартийный, образование — начальное. Хозяин явочной квартиры. В июле 1943 г. арестован немецкими карательными органами со своей семьей (жена, сын, невестка, внук), все расстреляны в тюрьме.

КОНДРАШЕВИЧ Евгений Иванович, 1927 г.р., белорус, уроженец г. Минска, пионер, образование — 6 классов, учащийся. В апреле 1943 г. вместе с отцом Кондрашевичем Иваном Алексеевичем и матерью Кондрашевич Марией Григорьевной ушел в партизанский отряд им. Суворова бригады "Народные мстители". Погиб 13 июня 1943 г.

МАТЮШКО Стефанида Людвиговна, 1892 г.р., белоруска, беспартийная, образование — начальное. Хозяйка конспиративной квартиры.

КОНДРАШЕВИЧ Мария Григорьевна, 1900 г.р., белоруска, уроженка г. Минска, беспартийная. Хозяйка конспиративной квартиры. В апреле 1943 г. ушла в партизанский отряд им. Суворова бригады "Народые мстители". Погибла в июне 1943 г.

РУДИНА Михалина, 1900 г.р., белоруска, беспартийная, образование — начальное. Хозяйка конспиративной квартиры. В июле 1943 г. арестована немецкими карательными органами и расстреляна.

Подпольная группа на плодоовощной базе № 1 в Октябрьском районе г.Минска, апрель 1942 — июль 1944 гг.

Группа имела связь с партизанским отрядом "Штурм" бригады "Штурмовая".

РОМАНОВСКИЙ Николай Тарасович, 1912 г.р., белорус, член партии с 1939 г., уроженец г. Минска, образование — высшее, в годы войны — рабочий на базе. Руководитель подпольной группы.

ЛАСОВСКИЙ Юльян Иванович, 1910 г.р., белорус, беспартийный, уроженец д. Копанка Ельского района Гомельской области, образование — высшее, в годы войны — охранник на базе.

ОРЛОВ Михаил Николаевич, 1902 г.р., белорус, беспартийный, образование — незаконченное среднее, в годы войны — рабочий базы.

ТРАЦЕЛЬСКИЙ Иосиф Болеславович, 1917 г.р., белорус, беспартийный, образование — высшее, работал экспедитором мелькомбината.

ЛАСОВСКАЯ Софья Ивановна, 1917 г.р., белоруска, беспартийная, уроженка д.Папки Дзержинского района, образование — среднее техническое.

БОГДАНЧИК Петр Григорьевич, 1914 г.р., белорус, беспартийный, образование — высшее, в годы войны — рабочий Минского спиртзавода.

СОСНОВСКАЯ Вера Ивановна, 1923 г.р., белоруска, член ЛКСМБ, уроженка Полесской области, в годы войны — рабочая базы. Радистка.

ПАВЕЛКО Зинаида Петровна, 1924 г.р., русская, беспартийная, образование — среднее, работала заведующей спецмагазина для немцев.

Подпольная группа на плодоовощной базе № 2 Октябрьского района г.Минска, август 1941 — август 1943 гг.

Группа имела связь с Минским подпольным горкомом КП(б)Б, с партизанским отрядом им. Буденного бригады "Большевик" Логойского района, с партизанским отрядом им. Буденного бригады им. Сталина Барановичской области, партизанским отрядом им. Воронова бригады Дяди Васи Логойского района, с партизанской бригадой "Железняк".

ЯЦЕВИЧ (ЯЦКЕВИЧ) Ипполит Иванович, 1919 г.р., белорус, член партии, уроженец Слуцкого района, образование — высшее, в годы войны работал грузчиком на плодоовощной базе N 1, затем на базе N 2 — заведующим. Руководитель подпольной группы. Погиб в марте 1944 года от рук оккупантов.

ТАРАСИК Николай Васильевич, 1911 г.р., белорус, беспартийный, образование — среднее, в годы войны — рабочий базы N 2.

ПОЛЯКОВА Анна Ивановна, 1917 г.р., белоруска, беспартийная, уроженка г. Минска, образование — 4 класса, в годы войны —рабочая базы N 1.

ВЕРЕМЕЕНКО Дмитрий Михайлович, 1908 г.р., украинец, беспартийный, уроженец г. Минска, в годы войны — рабочий базы N 2.

КОЗЫРЕВА Прасковья Кузьминична, 1918 г.р., белоруска, беспартийная, в годы войны — рабочая плодоовощной базы N 2.

ШИЛОВИЧ Георгий Владимирович, 1924 г.р., белорус, член ЛКСМБ, уроженец г. Минска, образование — среднее, в годы войны — рабочий базы N 2.

БЛАЖЕВИЧ Антон Игнатьевич, 1923 г.р., белорус, член ЛКСМБ, уроженец д. Дубовляны Минского района, образование — 4 класса, в годы войны — рабочий базы N 2.

ИГНАТОВИЧ Михаил Иосифович, 1924 г.р., белорус, член ВЛКСМ, уроженец г. Минска, образование — 8 классов, в годы войны —рабочий базы N 2.

БРАНДТ Федор Васильевич, 1900 г.р., белорус, член партии, образование — незаконченное среднее, в годы войны — рабочий базы N 2. Погиб в 1943 году.

ОГЛАЗИНСКИЙ Василий Викторович, 1916 г.р., белорус, беспартийный, в годы войны — рабочий базы N 2. Погиб 22 июня 1943 года.

СТРЕЧЕНЬ Надежда Иосифовна, 1905 г.р., белоруска, беспартийная. Хозяйка явочной квартиры.

БРАНДТ Мария Иосифовна, 1898 г.р., русская, беспартийная, уроженка Смоленской области, образование — среднее. Хозяйка явочной квартиры.
Автор: Материалы подготовил авторский коллектив: Евгений Барановский (руководитель), Валентина Горбачева, Галина Данилова, Юрий Зверев, Валентина Куликова, Галина Шейпак. В подборке использованы фотодокументы Белорусского Государственного музея истории Великой Отечественной войны.
02 Июль 2002 / 4761  просмотр.