Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






29 марта 2018 (четверг) № 13 (12776)
ГлавнаяНовости

Бронзовая улитка, или чем можно украсить город?

НовостиМинск и минчане

Константин Селиханов


Ему захотелось эту работу, называемую "улиткой", поставить на улице — прежде всего для того, чтобы появилось в белорусской столице нечто иное, отличное от уже сделанного другими авторами. В Минске, на улице Тимирязева, есть большая абстрактная скульптура, созданная этим мастером резца: шестиметровая металлическая "Волна", но он ею не совсем доволен.



Известный минский художник Константин Селиханов (его называют ярким представителем поколения ваятелей, утвердившихся в искусстве в 90-е годы) ратует вовсе не за противопоставление стилей. Нет. Он против однообразия. И — за профессионализм. В этом у него нет вопросов к авторам некоторых скульптур, которые появились в нашем городе в последнее время. Вопрос к тем, кто дает это "добро": почему только так, а не иначе? Здесь Минску не помешало бы поучиться у мировых столиц и крупнейших городов, где традиционно высока культура организации пространства, считает Селиханов.

Бронзовая улитка на улице Тимирязева


Будучи в Нью-Йорке, скульптор специально прошелся по его центру, Манхэттену. И на беглый взгляд оказалось: скульптур, выполненных в манере гиперреализма, только одна — “Такси”. Бронзовый мужчина в натуральную величину стоит напротив банка, возле проезжей части, ловит машину. Рассказывали, что в первые недели возле “голосующего” действительно останавливались таксисты: фигура настолько выразительна (белая рубашка, галстук), что с первого взгляда не отличить от живого человека.

— Так вот, это работа 1983 года, — рассказывает Селиханов. — Все остальное, что я увидел, совсем другое. Например, гигантская Ника Самофракийская, только видоизмененная, какие-то геометрические, игровые композиции... Думаете, в Нью-Йорке не могут больше поставить скульптур типа “Такси”? Могут. Но не ставят. В Минске же пока существует определенный крен в сторону одного стиля. И тут стоит добавить, что на сегодняшний день полноценный диалог между чиновниками и художниками не отлажен. Скульпторы — в роли просителей, неких вторичных элементов.

— А как в этом смысле обстоят дела в культурных столицах Европы?

— Я был свидетелем того, как в Вене готовились возвести обелиск памяти жертв СПИДа. Из фанеры сделали точную его модель, поставили в том месте, где предполагалось ее установить. Устроили открытое обсуждение. Был широкий общественный резонанс. Мнения учли, окончательное же решение принимали профессионалы. Однажды я попал на обсуждение проекта реконструкции одной из улиц американского города Беркли. В небольшом кафе за чашкой чая обсуждали проект вместе с чиновниками и спонсорами архитекторы, художники. Свое мнение и предложение высказывал в том числе и мой знакомый скульптор. Вот это действительно открытый уровень дискуссий!

Хотелось бы, чтоб у нас действительно было нечто неповторимое, то, чего нет нигде. Я патриот своего города, родился здесь и уверен: для этого у нас есть все возможности.

— Итак, “Улитка” — это ваш подарок Минску?

— Мой, поскольку за это я не получаю никакого гонорара, и моего хорошего знакомого — спонсора проекта, предпринимателя Александра Шутова. Никаких дивидендов от этого он иметь не будет. Что тоже очень важно. Только его имя как дарителя. Александр очень болеет за современный облик столицы. И ему интересна моя композиция. Если бы не понравилась, он не стал бы вкладывать деньги. Кстати, в свое время Шутов подарил колокола столичному ПетроПавловскому собору...

— А когда и как появилась “Улитка”?

— Лет 10—12 назад из моей первой “Улитки” “выросли” ноги, и получилась некая новая форма. С той поры я совершенствовал, шлифовал эту форму. И мечтал сделать монументальной, 3—5 метров, а то и больше. И вот Александр Шутов увидел эту работу и захотел помочь осуществить мою давнюю мечту. То есть предложить совсем другой взгляд на современное искусство ваяния, в частности — на городскую скульптуру.

Я проверял, как воспринимается “Улитка” на выставках в США, Германии, Голландии, Испании, Франции... Слушал мнения коллег, посетителей моей мастерской. Везде в основном восприятие было положительным, эта скульптура гармонично вписалась бы в любую городскую среду.

— До этого у вас были и другие интересные проекты?..

— Но каким-то мистическим образом судьба их зависала в неопределенности. Вот пример. Сквер на улице Ленина. Композиция — “Ритмы города”: люди, бегущие по кругу; круг-вертушка входной двери; фигуры людей несколько трансформируются, проходя сквозь стекло...



Скульптура


— Что подвигло вас на участие в международном конкурсе по созданию памятника нобелевскому лауреату Иосифу Бродскому в Петербурге?

— Я очень люблю этого поэта. Серьезнейшим конкурсом заинтересовались многие ведущие художники из разных стран. Участвовать в нем я посчитал своим долгом, смог тем самым выразить свое личное отношение к поэту. И вообще, я не из тех, кто уходит в аутсайдеры, сидит с обиженным лицом на кухне и хулит организаторов очередного состязания только за то, что вроде заранее известен его победитель...



Работа Константина Селиханова


Насчет итогов конкурса. Победил не скульптурный, а оригинальный архитектурный проект питерского коллектива. Композицию в честь Бродского планируется поставить на берегу Невы. Но все же было приятно попасть в двадцатку из 120.

— Наша газета подробно освещала коллективный проект “11 веков Беларуси”, в котором участвовали и вы, Константин. Одиннадцать скульптур, сделанных разными авторами, символизируют разные века отечественной истории...

— Напомню, что проект этот экспонировался во Дворце искусства, на выставке “Леонардо”. Авторы предложили организовать своими скульптурами парковую зону, что на берегу Свислочи. Я считаю: великолепное историческое место в центре Минска все же стоит насытить не только бордюрами и скамейками, а и интеллектуальными объектами. Такими, которые отражали бы историю города. Кстати, в Париже, например, уже есть подобный парк скульптур — на набережной Сены...

— А чем бы вы украсили пространство вокруг Дворца Республики?

— Тут можно не говорить в сослагательном наклонении — соответствующий проект уже предлагался, и его утвердили на архитектурном совете города. Но из-за дефицита денег в то непростое время он не увидел свет. А ведь были интересные идеи разных художников, проделана большая работа. Я, например, воспринимал здание как своеобразный Парфенон и связал свой проект с античностью. Положил во главу угла диалог между человеком и человеком в метафорическом смысле.

— Не вы ли предлагали когда-то разместить в сквере возле Дворца культуры тракторного завода “Ретро-оркестр”?

— Да, в стиле 40—50-х годов, с фонтаном и крутящимся механизмом — намеком на специфику района, где предполагалось скульптуру установить. В идее ретро, на мой взгляд, нуждается также цирк. Сделал три стилизованные скульптуры, которые подчеркивали бы время, когда строили это и другие здания главного проспекта Минска. И вместе с тем давали бы ощущение чего-то фантастического. Тема-то цирк. Поэтому я решил “поднять” вверх эти фигуры, в том числе сидящего на моноцикле — одноколесном велосипеде. То есть как бы оторвать их от земли.

— Как относитесь к творчеству своего именитого предка — скульптора Сергея Селиханова?

— Деда своего я, к сожалению, не помню — мне было совсем мало лет, когда его не стало. Для меня он остается неким мифом, легендой. Став старше, опытнее, я по-настоящему оценил его как одного из значительных художников своей эпохи. Из его произведений нравится практически всё. Даже “Марат Казей”, пусть он сегодня воспринимается как-то наивно. По небольшим портретам, деталям я замечаю высочайший профессионализм.



Скульптура


Сергей Иванович много работал, особенно в 50-е годы. Из этого периода у него есть, в частности, прекрасная китайская серия портретных образов. В КНР он был в творческой командировке.

— В этом году исполнится 90 лет со дня рождения Сергея Селиханова, а вы отметите свое 40-летие...

— Мне предложили сделать совместную выставку в текущем году, приуроченную к 90-летию Сергея Селиханова, в Национальном художественном музее. И к этому делу я отношусь не без трепета. Можно было бы сформировать экспозицию по принципу резкого контраста, ведь нас разделяет полвека. Но в своем творчестве Сергей Селиханов всегда обращался к образу человека. Поэтому я решил найти некую связь, пусть даже виртуальную. Не хотелось бы снижать планку, которую он когда-то задал. Постараюсь избежать “войны” образов. В творческом смысле экспозиция уже сложилась, остается найти средства, чтобы перевести кое-что в материал.

— Вы часто выставляетесь со своей женой — художником Татьяной Радзивилко...

— У нее во всем тонкий вкус, прекрасное цветовидение. Татьяна — мой хороший и объективный советчик, который не привык лить бальзам на самолюбие. Но в нашем творческом тандеме я стараюсь быть независим. Ведь искусство для меня прежде всего процесс размышления, познания.



Скульптура Константина Селиханова


И еще. Если говорить о художнике в искусстве, то меня в этом процессе интересует не личная жизнь автора и его отношение к реальности. Важней всего то, к чему он пришел, сам объект искусства.

— Представьте себе, что вам дали входные билеты в три любых зала некоего мирового музея, где собраны лучшие творения самых знаменитых художников мира. В какие вы бы пошли?

— Сложный выбор. Возможно, это будет зал Микеланджело, где есть и его рисунки. Затем в зал другого великого итальянца — Джотто. Чистая метафизика, у него есть всё, за что можно и нужно любить искусство. И может быть, Билл Виола, современный американский мастер видеоарта.

— О чем мечтаете?

— О том, чтобы осуществить хоть малую часть того, что уже придумано.
Автор: Беседовал Константин Столярчук. Фото автора и из архива художника.
28 Февраль 2007 / 2757  просмотров.