Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






29 марта 2018 (четверг) № 13 (12776)
ГлавнаяНовости

Театр иного жеста, или Их профессия — удивлять

НовостиКультура

Вячеслав Иноземцев


Этот театр начинается не с вешалки, а с ходулей. На них выступают актеры “ИнЖеста” — минского пластического театра Вячеслава Иноземцева. Излюбленные жанры здесь — пантомима, пластическая импровизация, площадной театр, перформанс и, наконец, Буто (в переводе с японского “топающий танец”). Зрителям известны “ДК Данс”, “Елка У”, “REVERSIO” и другие спектакли этого творческого коллектива, которому уже 25 лет.

Приоткрыть секреты “иного жеста” я попросила идейного вдохновителя, режиссера и актера театра Вячеслава Ииноземцева.


— Скажите, актерам “ИнЖеста” никогда не было страшно: вдруг зритель не поймет вашего искусства?

— Грех рассчитывать на то, что тебя все поймут. Кому-то нравится, кому-то нет. Это нормально. В театре так и должно быть. Правда, недавно непонимание одного зрителя стоило нам того, что мы лишились сцены. Теперь у нас уже нет возможности выступать в Молодежном театре эстрады. Обидно...

— Вячеслав, с чего все начиналось? Почему именно пластический театр?

— Я с детства интересовался пантомимой. Еще школьником пришел в коллектив самодеятельности, которым руководил Юрий Шульга. Здесь начал серьезно заниматься пластикой. Увлекся театром. После школы пробовал поступать в театральные институты. В Минске, Москве. Не брали. Пришлось на заводе поработать. Через несколько лет поступил в Институт культуры на “режиссуру”. Очень повезло с педагогами. На курсе встретил единомышленников. Нашлись люди, которые тоже интересовались пантомимой.

— Считаете, что жест более красноречив, чем слово?

— Слово, как мне кажется, гораздо более сложный акт, чем движение. В основном мы им пользуемся как средством передачи информации. А современный театр, на мой взгляд, не есть средство передачи информации. Это в первую очередь действие, которое создается здесь и сейчас.

— Среди зрителей на ваших постановках, кроме взрослых, можно увидеть детей. Вы не считаете, что на ребенка ваши спектакли могут произвести слишком сильное эмоциональное впечатление?

— Но ведь это и хорошо. Вспомните рассказы Блока, Брюсова об их первых театральных впечатлениях. Отсюда блоковский “Балаганчик”, например. Была традиция очень красивого, формально утонченного театра. Даже на уровне балагана. Нынешние дети лишены этого. Я не склонен считать, что театр, который предлагаем мы, — это театр только для взрослых. Тут присутствует яркость образов, напряженность действия. Я еще не сталкивался с негативным восприятием наших спектаклей ребенком.

— Интересно, из чего рождаются спектакли “ИнЖеста”?

— Есть конкретная образно-действенная идея. Спектакль “ДК Данс” (Карнавал эпохи упадка в стиле Буто. — И.Ю.), например, возник из совершенно реальной ситуации. Мы как-то участвовали в детском новогоднем представлении. За кулисами я зацепился за что-то и упал с больших ходулей. Представляете, лежишь себе в костюме, в маске. Нелепо. Самостоятельно подняться не можешь. “ДК Данс” — простая реализация данной ситуации. Был Карнавал. Один из героев упал. Как встать? Не знаешь. Что же делать? Можно ползать, пытаться делать какую-то акробатику. Но ты все равно остаешься на этом полу. И тут появляется другой человек. Он гений. Оказывается, для того чтобы подняться, нужно лишь подрезать ходули.

В то же время в спектакле, естественно, присутствует условность. Почему мне и дорог “ДК Данс”. В нем есть так характерное для современного театра балансирование между условным образом и реальностью.

— Кстати, а падать актеров учите?

— Конечно. Это техника.

— С чего начинаются ваши репетиции?

— Научить человека стоять на ходулях не так уж и сложно. Это вроде того, как научиться ездить на велосипеде. (Хотя встречались такие, которые так и не смогли встать на ходули. Но это скорее психологический момент. Просто не сумели преодолеть свой страх). Вопрос в том, что делать дальше.

В первую очередь я учу человека владеть своим телом. Соединить внутреннее и внешнее. Японцы, например, вообще не разделяют свое внутреннее и внешнее состояние. Человек един. Просто сам он забыл об этом. Такая вот беда цивилизации.

— Сегодня в театре нечасто можно услышать живую музыку. Расскажите, как вы “нашлись” с музыкантами группы “ПЛАТО”?

— Совершенно случайно. Мне понравилось то, что группа не зависит от электроники. У них много интересных музыкальных инструментов: шумелки, свистелки всякие. Мы легко нашли общий язык.

— Планируете удивить зрителя чем-нибудь новеньким?

— Да. Сейчас работаем над несколькими проектами. К весне планируем показать “REVERSIO”. Мы играли этот спектакль и раньше, но многие вещи морально устарели. И несколько переработали его. Это будет спектакль для открытого пространства. Пока мы показывали только его фрагменты на улицах Новополоцка, Минска во время массовых праздников. Премьера — ориентировочно в апреле.

— “ИнЖест” гастролировал за границей?

— Мы выступали, участвовали в фестивалях, совместных проектах в России, Латвии, Украине, Германии, Швейцарии, Нидерландах, Австрии, Швеции, Польше...

— Если я захочу научиться двигаться, как актеры “ИнЖеста”, где мне могут в этом помочь?

— Только у нас. Уже четвертый год мы набираем желающих в студию. Безусловно, никого не обещаю сделать актером. Кто-то бросает заниматься, кто-то остается. Но стоит сказать, что сегодня половина актеров “ИнЖеста” — молодые люди, которые прошли через нашу студию.

— До какого возраста не поздно начинать заниматься?

— Каких-то жестких возрастных ограничений нет. Конечно, хорошо, когда тело подготовлено. Но если нет — все вполне наживаемо. Так что если есть желание заниматься, до 30 лет не поздно начинать.

— Сегодня вы преподаете только в студии?

— Да. И меня это вполне устраивает. Раньше работал и в Академии искусств, и в институте культуры. Правда, иногда преподаю в Западной Европе. Участвую в так называемых уоркшопах — кратковременных мастер-классах...
Автор: Интервью провела Ирина Юдина. Фото Константина Столярчука.
09 Февраль 2006 / 1788  просмотров.