Газета "Вечерний Минск"

Главное меню:
  Текущий выпуск
  Последний выпуск
  Награды сайта
 
  О нашем издании
  Ж/д расписание
 
  Выставка СМИ
  Бюро находок
  Конкурсы "Вечерки"
  Найди меня, мама
Поиск по сайту:
расширенный поиск
Рассылка:
Вы можете подписаться на рассылку анонсов наших новостей:
Услуги рассылок предоставлены службой электронных почтовых рассылок Weblist.

##linkmoney##
    21 мая 2004 г. (пятница).№111 (10494)    

СОБЫТИЯ, ФАКТЫ

На взрывной волне

Версия для печати


Эхо того взрыва звучит седьмой десяток лет


Мария Осипова
22 сентября 1943 года в 0 часов 40 минут минскими подпольщиками был уничтожен генеральный комиссар и гауляйтер Белоруссии Вильгельм фон Кубе. Взрывом английской мины с часовым механизмом, подложенной горничной Еленой Мазаник прямо в постель гитлеровского сатрапа, тому оторвало левую часть груди и левую руку. Беременная фрау Аннита фон Кубе, урожденная Линденколь, которая спала рядом с мужем, осталась невредимой. Не пострадали и трое детей, находившихся в другой комнате.

В газетах “Правда”, “Известия” и “Красная звезда” на следующий день была опубликована по этому поводу скромная заметка ТАСС из Женевы. В ней сообщалось, что в Берлине официально объявлено об убийстве в Минске Кубе. Весть быстро разнеслась по фронтовым окопам и партизанским лесам, по всему огромному Советскому Союзу. Белорусским патриотам аплодировал весь антифашистский мир. А в Германии в чашу сомнений о близости победы и гениальности фюрера упала очень весомая капля.

Операцию, проведенную минскими подпольщиками, до сих пор изучают в академиях спецслужб. В истории второй мировой войны с ней может сравниться, наверное, только уничтожение шефа Службы безопасности (СД) фашистского рейха, имперского протектора Богемии и Моравии Рейнхарда Гейдриха. Его смертельно ранили в мае 1942 года участники чешского Сопротивления, устроив засаду в Праге.

У каждого из участников акта возмездия, совершенного в оккупированной белорусской столице, были своя роль, своя судьба, своя ненависть к врагу, свой страх за себя и близких, своя духовная сила, чтобы его одолеть. Жизнь каждого из них могла бы стать сюжетом повести для Василя Быкова. Но все же звание Почетного гражданина Минска недаром присвоено Герою Советского Союза Марии Борисовне Осиповой.

Эта неброская с виду скромная женщина ничем не походила на “супервумен” из шпионских телесериалов. Ее никто и никогда не учил организации диверсий. Но именно она стала непосредственным организатором операции возмездия, ее мозгом и мотором. Именно она вчистую переиграла хорошо натасканных на людской крови профессиональных ищеек из СД.

Мария Борисовна за свою долгую 90-летнюю жизнь много рассказывала о борьбе минских подпольщиков, о ночном взрыве в особняке гауляйтера Кубе. Но в этой женщине, которой уже нет в живых, поныне ощущается тайна. Она не в фактографии знаменитой спецоперации, всесторонне изученной и многократно изложенной. Она — в бездонных глубинах патриотической личности, способных превращать обычного человека в героя.

О таких людей и разбилось фашистское нашествие. Как речной лед о гранит волнореза.

Ее звали “Черная”

Война застала секретаря партийной организации Минского юридического института Марию Осипову за вполне житейским занятием — она развешивала свежевыстиранное белье во дворе. Речь Молотова из большой черной радиотарелки, включенной у соседки на полную мощь, дослушать до конца не смогла: в голове помутилось, из глаз хлынули слезы. Громко, с криком стала плакать.

Железная воля, несгибаемость характера пришли потом. Эта сталь закалялась в горниле ежедневной опасности, постоянного риска своей и чужими жизнями, ежечасной победы над заложенным природой в каждом из нас инстинктом самосохранения.

Гитлеровцы не сразу добрались до каждого здания в городе. В начале июля 1941 года в общежитии юридического института на улице Заславльской еще жили студенты. Туда и направилась партийный секретарь Мария Борисовна Осипова вместе с бывшей преподавательницей института Антониной Алексеевной Соколовой.


Минск в первые дни оккупации, район площади Свободы
Так создалась подпольная группа “Черной” — одна из первых в Минске. Свою кличку Мария Борисовна получила за длинные смоляные волосы.

Как и их руководительница, Рафаил Бромберг, Галина и Ольга Липские, Матиас Столов, Анна Романенко, Валентина Мочальская, Григорий Репин, Вера Митина, Мария Грибовская были патриотами своей страны, людьми долга. У них не было сомнений в том, что нужно делать в оккупированном врагом городе. Конечно бороться!

Поначалу группа “Черной” писала и расклеивала листовки против захватчиков и сводки Совинформбюро. Где могли, выкупали у гитлеровцев советских военнопленных, помогали красноармейцам, которые прятались в окрестных лесах.

Многое изменилось, когда Мария Осипова познакомилась в августе 1941 года с “дядей Петей” — Петром Петровичем Алисиёнком. Он был связным партизанского отряда “Димы” — Давида Ильича Кеймаха, который базировался в деревне Янушковичи Логойского района. Мария Борисовна тогда конечно же не знала, что это разведывательно-диверсионный отряд Главного разведуправления Красной Армии, заброшенный в тыл к немцам. Инициативу подпольщиков лесные солдаты не сковывали. Но у группы “Черной”, которая постепенно выросла сначала до полусотни, а потом и до 80 человек, расширился диапазон действий и появились приоритетные цели.

Партизанам нужны были разведывательные данные. И Осипова начала еще активнее внедрять своих людей в разные оккупационные учреждения. Доцент университета Илья Григорьевич Некрашевич устроился на метеорологическую станцию и получил пропуск, с которым мог свободно ходить по городу. Хорошо зная немецкий язык, он собрал много сведений о дислокации воинских частей и объектов гитлеровцев. Его жена работала врачом и снабжала партизан медикаментами.

Франя Яковлевна Злоткина стала переводчицей в железнодорожной больнице, где наблюдала за передвижением воинских эшелонов и добывала нужные подпольщикам чистые медицинские бланки. Она установила связь с группой поляков, которые ремонтировали пути. На встречу с “Черной” у могилы на немецком кладбище приходили то Янек, то Владик, то Стасик. И всегда с ценными сведениями, которые попадали в лес к “Диме”. Они, к примеру, обнаружили ложный аэродром. Немцы построили его, чтобы сбивать с толку советскую бомбардировочную авиацию.

Отряду нужны были оружие, боеприпасы. Подпольщики активно пополняли партизанский арсенал, прочесывая места боев, “заимствуя” винтовки, пистолеты и патроны у зазевавшихся гитлеровцев и полицаев. Потом все это надо было доставить за шестьдесят километров в лес. Чтобы вызывать меньше подозрений, бывший преподаватель юридического института Марина Федотовна Молокович часто сажала рядом с собой на телегу маленького сына Шурика.

Возила оружие в лес и “Черная”. Однажды, замаскировав на крестьянской подводе мешок с патронами, разобранный пулемет, четыре винтовки и ствол от противотанкового ружья, она двинулась по наводненному патрулями Минску в сторону Логойска. Впереди с вожжами в руках сидел “дядя Петя” — Петр Петрович Алисиёнок. У Дома правительства на телегу неожиданно взгромоздились с узлами и бочонком немецкий офицер и полицай. Пришлось их везти, куда прикажут. А приказано было ехать прямехонько к волку в пасть — во двор общежития сотрудников СД. Пока “дядя Петя” таскал пожитки незваных седоков, Марию Осипову пытались согнать с воза два полицая.

— Да вы что, ошалели! — напала она на них. — У меня ноги больные и муж в полиции. К своим вяжетесь, ироды!

Слезать с телеги ей было никак нельзя. Она сидела как раз на мешке с патронами. Хорошо, что на крик подошел немецкий офицер и за пяток яиц приказал выпустить подводу со скандальной бабой за ворота. Нервный озноб колотил до самых Янушковичей. Масла в огонь подлил “дядя Петя”. Полицай-то, повстречавшийся у Дома правительства, оказывается, арестовывал его в Логойске. Хорошо, что не вспомнил...

И все же Петр Петрович Алисиёнок не уберегся. Дожидаясь в июне 1943 года “Черную” с сообщением в отряд, он выехал ей навстречу на подводе и остановился в кустарнике. Этим и привлек внимание гитлеровцев. Недолго думая, те полоснули из автомата... Марию Борисовну та очередь остановила совсем недалеко от того места, где был убит ее боевой товарищ.

К тому времени она уже не раз теряла друзей. В ноябре 1941 года была арестована Антонина Алексеевна Соколова — та, вместе с которой начинали борьбу, собрав в общежитии студентов юридического института. Надзирательница Мария Скоморохова, служившая в тюрьме по заданию подполья, сообщила “Черной”: Тоню сильно бьют, но она никого не выдала. В феврале 1942 года отважную патриотку расстреляли.

С конца 1942 года СД неотступно шло по следу Марии Осиповой. На ее квартире в Кузнечном переулке, которая раньше служила укрытием для многих партизан и подпольщиков, периодически сидела засада.

Ей было где прятаться, сбивая со следа погоню. Группа разрослась, внедрилась во многие гитлеровские организации. На ее основе создавались другие подпольные группы. На чердаке в доме Анны Ивановны Серовой постоянно укрывались беженцы из лагерей военнопленных, еврейского гетто. Это была своего рода перевалочная база подпольщиков. Сюда стекалось оружие, разведданные, медикаменты и вместе со спасенными людьми переправлялись к партизанам.

Многих уберегли от смерти два немца — шофер лагеря для военнопленных в Масюковщине Эмиль Шульц и его помощник Генрих Триппель. Эмиль был коммунистом-тельмановцем, а Генрих служил в Красной Армии и оказался после окружения за колючей проволокой. Но как ариец по крови, он имел поблажки от коменданта и вскоре ходил уже в гитлеровской военной форме. Оружие, патроны, гранаты вместе с изможденными узниками прямиком из лагеря попадали в лес к “Диме”. Последнюю свою группу, в которой было более 30 человек, Генрих Триппель вывел из лагеря в марте 1943 года и сам ушел с ней в партизаны. “Черная” сопровождала их до отряда.

Избегая арестов, лесными солдатами разных партизанских отрядов стали многие члены подпольной группы. Но сама их руководительница Минск не покидала. Отправила только в отряд дочь Тамару. Сын Юра был эвакуирован с детским садом еще в первые дни войны.

Теперь Мария Осипова чувствовала себя внутренне неуязвимой. Знала: если погибнет, о ее детях позаботятся. Теперь ей по силам было все. Подпольная группа имела обширные связи, глаза и уши по всему городу. А главное, она состояла из умных, смелых и решительных людей, для которых своя жизнь хоть и была дорога, но не дороже свободы родной земли.

Задание “Димы” уничтожить Вильгельма фон Кубе не показалось “Черной” несбыточной фантастикой.

НА СНИМКАХ: Мария Осипова — ее звали “Черная”; Минск в первые дни оккупации, район площади Свободы.


Николай Толстик.


  << предыдущая статья следующая статья >>  


Наши рубрики:


Бизнес, цены

В Мингорисполкоме

В мире

Вопрос - ответ

Жизнь

Загадочный мир

Здоровье

Имя

Криминал

Культура

Минск и минчане

Народ и власть

Образование

Общество

Официально

Политика

Природа, экология

Происшествия

События, факты

Спорт

Технологии, идеи

Экономика

в Мингорисполкоме

Разное



Календарь:

<< Май 2004 г.>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
     0102
03040506070809
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

 Архив по годам:
1996199719981999
2000200120022003
2004200520062007
20082009  























Добавить в избранное | На главную | Вверх

Хостинг предоставлен центром TUT.BY.      Разработка web-сайта Agency.by.
Импорт заголовков и аннотаций в RSS формате:



RATING ALL.BY Rambler's Top100
              Белорусский рейтинг MyMinsk.com